spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Бизнес arrow Бизнес arrow Черная полоса, белая полоса... Крах бизнеса – еще не конец света

Черная полоса, белая полоса... Крах бизнеса – еще не конец света

E-mail
(0 голосов)

Статистика показывает, что в процентном отношении миллиардеры испытывают больше неудач в карьере, чем простые обыватели. "Дело здесь вовсе не в их некомпетентности, - объясняет Расс Алан Принц, президент Prince & Associates, компании, исследующей поведение очень богатых людей. - Все дело в том, что в их жизни гораздо больше риска".

В деловом мире хрестоматийным считается пример Стива Джобса, одного из основателей Apple, которого в результате закулисных игр уволили из компании. Джобс так переживал, что его друзья целыми днями не спускали с него глаз, опасаясь, как бы он не покончил жизнь самоубийством.

Через несколько лет Джобс вернулся в Apple на белом коне. Его второе пришествие положило начало эпохе процветания компании: компьютеры Mac, iPod`ы и iPhon`ы разлетаются как горячие пирожки. За последние пять лет стоимость акций Apple выросла на 1500%.

Пример Джобса далеко не единичен. Взять хотя бы небезызвестного Дональда Трампа. В клуб миллиардеров он вступил в 1980-х годах, занимая огромные деньги под амбициозные проекты в сфере недвижимости. Однако во время кризиса рынка real estate середины 1990-х годов потерял все свое состояние и по уши залез в долги. Сейчас он нередко вспоминает, как однажды, проходя мимо бомжа, спящего на улице, подумал, что тот богаче его самого.




Миллиардеры чаще терпят неудачи, но при этом обладают куда более сильной сопротивляемостью к ним. Трамп смог вернуться на финансовый олимп. Сейчас его состояние составляет $3 млрд. В этом году журнал Forbes поставил Трампа на 368-е место в своем списке самых богатых людей мира. Бизнес уязвим, он может потерпеть крах, но опыт и знания его создателя никуда не деваются. Они позволяют заложить фундамент для новых, более успешных проектов.

Турецкий Феникс

Журнал Forbes отвел 63-летнему турецкому бизнесмену Мехмету Эмину Карамехмету с $4,3 млрд 247-е место в списке за 2008 год. Он - самый богатый из 70 с лишним миллионов турок. Карамехмет владеет холдингом Cukurova Holding AS, жемчужиной которой является Turkcell - крупнейший оператор сотовой связи на Ближнем и Среднем Востоке с более чем 30 млн клиентов и 2300 сотрудников. Turkcell - единственная турецкая компания, акции которой торгуются на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE). Помимо телекоммуникаций, Мехмет Карамехмет имеет интересы в медиасекторе. Он является совладельцем телестудии Show TV и газеты Aksam, 11-й по объему тиража в Турции. 

Богатство Карамехмета ежегодно увеличивается на $1 - 2 млрд. Самый перспективный сектор его империи - энергетика. Нефтяная компания Genel Enerji заключила с администрацией иракского Курдистана 25-летний контракт на разработку нефтяного месторождения Так-Так. По оценкам специалистов, 40 скважин в Ираке к 2010 году будут давать сырой нефти больше, чем добывает вся Турция. Все вместе это составляет очень неплохой послужной список, которым может гордиться любой бизнесмен. Между тем еще каких-то пять лет назад Мехмет Карамехмет, получивший образование в британском колледже Dover, был почти банкротом. В 2003 году его исключили из списка Forbes. Вернулся он в него после трехлетнего отсутствия, выплатив более $3 млрд долгов.

Своим звездным часом сам Мехмет Эмин Карамехмет считает 11 июля 2001 года, когда он вместе с директором Нью-Йоркской фондовой биржи и другими официальными лицами, стоя на подиуме, принимал поздравления по случаю успешного листинга Turkcell Iletisim Hizmetleri AS. После торжественных речей Мехмет Карамехмет вместе с руководством NYSE вышел на улицу, где специально привезенный из Турции ансамбль дал концерт в их честь.

Это был пик dot-com-бума, когда акции информационно-технологических компаний пользовались наивысшим спросом у инвесторов. Однако уже через год пузырь лопнул. При этом турецкая лира более чем вдвое обесценилась по отношению к доллару. Акции Turkcell потеряли 87% первоначальной цены, а состояние самого Карамехмета уменьшилось до $500 млн. Империя Мехмета Карамехмета рассыпалась у него на глазах как карточный домик.

Мехмет Эмин Карамехмет использовал не самую удачную бизнес-модель: развитие его промышленной империи финансировали его же собственные банки: Pamukbank TAS и Yapi Kredi. Yapi, кстати, первым в Турции в 1988 году начал выпускать кредитные карточки и предоставлять ссуды на потребительские цели. В том же году он первым из турецких банков открыл отделение в Москве.

В 1998 году Pamukbank TAS и Yapi Kredi вместе контролировали более 20% банковского рынка Турции. Они финансировали 165 компаний, находившихся под контролем Мехмета Карамехмета, посредством займов под обеспечение пакетами акций.

Неприятности начались в 2002 году, когда часть компаний Cukurova из-за усилившейся конкуренции и уменьшения объемов продаж не смогла вернуть кредиты банкам. Pamukbank TAS обанкротился в том же году, задолжав кредиторам $3 млрд. Второй банк, Yapi Kredi, устоял только благодаря тому, что власти признали его "социально значимым": в нем держали свои вклады тысячи мелких вкладчиков. Правительство спасло их от разорения, оплатив долги Yapi на $2,3 млрд.

Регулирующие организации продали Pamukbank и заключили соглашение с Мехметом Карамехметом о выплате задолженности. Пока шли переговоры, Энгин Анкакоса, глава банковского регулятора Турции, предложил выкупить Yapi Kredi за $4,4 млрд. Эта сделка решила бы большую часть трудностей Карамехмета, но бизнесмен, известный своим упрямством, в надежде отыскать выход без продажи главных активов, от нее отказался. Вскоре он понял, что совершил серьезную ошибку: дела шли настолько плохо, что в 2005 году ему пришлось начать переговоры о продаже Yapi Kredi итальянской компании UniCredito SpA и ее турецкому партнеру Koc Holding. На Turkcell претендовала шведская TeliaSonera AB, но благодаря крупному кредиту, предоставленному израильской компанией Northway Petroleum Services Inc., и росту цен на нефть Карамехмету все же удалось сохранить свои активы в телекоме, а затем полностью восстановить утраченные позиции в бизнесе. 

Наука проигрывать

Дэвид Мердок в свои 84 года занимает в списке Forbes 214-е место с $4,7 млрд. Он контролирует более десятка компаний. Главные из них: Dole Food Co., крупнейший мировой производитель овощей и фруктов, годовой оборот которой составляет $3,8 млрд, и Castle & Cooke - фирма, владеющая недвижимостью в Калифорнии, на Гавайях и во Флориде. Только в этих двух компаниях, представленных в 90 странах мира, работают свыше 68 000 человек.

Круг интересов калифорнийца Мердока невероятно широк. На громадном ранчо недалеко от Лос-Анджелеса он содержит более 200 породистых арабских скакунов. Мердок очень любит заниматься сельским хозяйством, выращивать розы и орхидеи. Его коллекция орхидей включает почти 30 000 растений и считается одной из крупнейших в мире. 

Кроме недвижимости на континенте, Дэвид Мердок владеет гавайским островом Ланаи. Это самый большой остров США (площадь 364 кв. км), находящийся в частной собственности. Раньше на Ланаи выращивали ананасы, а сейчас владелец превратил его в туристический центр. 

Другие хобби Дэвида Мердока - чтение и поэзия - могут вызвать удивление, если учесть, что школу он бросил в 9-м классе из-за дислексии. Родился Мердок в бедной семье мелкого коммивояжера в Уэйне, штат Огайо. Вспоминая детство, он рассказывает, что постоянно хотел есть и затыкал дырки в башмаках картоном и бумагой. Бросив школу, Дэвид полол кукурузу, чистил курятники на птицеферме и заправлял машины на бензоколонке. В армию его призвали в 1943 году. На фронт он не попал. Мердок служил инструктором в артиллерийской школе, в результате чего почти полностью оглох. После войны Дэвид Мердок приехал в Детройт с 6 центами в кармане и пять ночей спал на скамье в парке. Заняв $900, он купил закусочную на 14 мест, которую через год продал за $1200. 

Из Детройта Дэвид перебрался в Феникс, штат Аризона, и занялся там строительством жилья и офисов. Дела резко пошли в гору: Мердок сумел воспользоваться строительным бумом и к 33 годам "стоил" уже больше $100 млн. 

Однако в 1964-м, после того как строительный бум выродился в кризис, Мердок потерял почти все. Несмотря на крах, у него не опустились руки. С оставшимися деньгами он переехал на юг Калифорнии, где начал все снова и преуспел еще больше. Начинал Дэвид Мердок на уже знакомом рынке недвижимости, а также занялся производством черепицы. В 1985 году он дешево купил переживавшую нелегкие времена гавайскую фирму Castle & Cooke, которой принадлежал производитель бананов и ананасов Dole Food Company. Этими двумя компаниями, которые были разделены в 1995 году, он до сих пор владеет единолично. Благодаря проницательности и деловой хватке Мердока Dole превратилась в крупнейшего производителя фруктов и овощей в мире. Дэвид Мердок также возглавляет такие фирмы, как Huntington Tile, Yankee Hill Brick, Goettel, Flexi-Van Leasing, Stair Co., Ventura Farms и другие.

Несмотря на то, что Мердоку удалось дважды взобраться на вершину финансового успеха, его нельзя назвать типичным бизнесменом. Он, к примеру, так и не научился пользоваться компьютером и до сих пор не имеет сотового телефона. Дэвид не скрывает, что наделал в жизни кучу ошибок, в результате чего едва не стал банкротом, и утверждает, что неудачи - лучший учитель.

Несмотря на преклонный возраст, Мердок не торопится на заслуженный отдых. Он по-прежнему каждый день ходит на работу и вникает во все дела. Дэвид - ярый приверженец здорового питания и образа жизни, так что на здоровье не жалуется. Кстати, на его деньги и под его прямым руководством ученые из нескольких ведущих медицинских институтов написали "Энциклопедию здорового питания".

Доходы от Dole в прошлом году несколько снизились из-за плохих погодных условий, роста цен на горючее и увеличения ЕС таможенных тарифов на бананы. Тем не менее Дэвид Мердок не намерен отказываться от осуществления главного проекта своей жизни - строительства биотехнологического научно-исследовательского центра в Каннаполисе, штат Северная Каролина. Проект North Carolina Research Campus оценивается, как минимум, в $1,5 млрд. Научно-исследовательский центр, который строится на территории старой фабрики, будет бороться с хроническими болезнями и повышать питательную ценность фруктов и овощей.

Пузыри в воде

Журнал Forbes оценил состояние 80-летнего техасского миллиардера Томаса Буна Пикенса в $3 млрд и поставил его на 368-е место в списке самых богатых жителей планеты. В наш список Пикенс попал потому, что десять с небольшим лет назад он пережил череду серьезных неудач, едва не закончившихся банкротством. Ему удалось вернуться в клуб миллиардеров в солидном возрасте, когда ему было уже больше 70 лет.

Родился Пикенс в Оклахоме в 1928 году. Его отец торговал правами на разработку нефтяных месторождений, поэтому никто не удивился, когда сын решил получить диплом геолога в Университете Оклахомы. Пикенсу повезло: всего семеро выпускников 1951 года, и он в их числе, сумели устроиться на работу по специальности. Будущий миллиардер начал трудовую деятельность в Phillips Petroleum, но проработал там всего три года. Ушел из компании он, как потом сам признался, из-за того, что не сработался с бюрократической администрацией.

Поработав около двух лет независимым консультантом, Бун Пикенс основал в 1956 году свою компанию. Уставный капитал Mesa Petroleum равнялся $2500. Пикенс был одним из первых независимых нефтяников, чей бизнес рос и расширялся не столько за счет разведки и добычи нефти, сколько за счет приобретения других компаний. Причем большинство из них были намного крупнее его Mesa.

Свое первое серьезное приобретение - Hugoton Production Company, компанию, владевшую крупнейшим тогда месторождением газа в Америке и бывшую в 30 раз дороже Mesa, - Пикенс сделал, когда ему не было еще и сорока.

В восьмидесятые годы Пикенс прославился как беспринципный рейдер. Чутье и интуиция, основанные на знаниях и опыте, помогали ему безошибочно определять недооцененные компании, обладающие большим потенциалом, покупать их целиком или частями и через какое-то время выгодно продавать. Большинство из них, как и прежде, были крупнее Mesa. Самыми громкими сделками по приобретению компаний, главным действующим лицом в которых выступал Т. Бун Пикенс, были покупки крупных пакетов акций Cities Service, Gulf Oil, Phillips Petroleum и Unocal. Целиком он купил Pioneer Petroleum и Tenneco.

В 1972 году Mesa имела следующие финансовые показатели: $92 млн доходов, $15 млн прибыли и $189 млн активов. В 1976-м геологи Пикенса открыли крупнейшее в Северном море месторождение нефти. До продажи его British National Oil Company месторождение Беатрис, названное в честь тогдашней супруги Пикенса, принесло $31,2 млн чистой прибыли. Дружественное слияние в конце 1985 года с огромной нефтегазовой корпорацией Pioneer позволило Mesa стать на тот момент крупнейшей в мире независимой нефтяной компанией.

После попытки приобретения Gulf Oil журнал Time поместил портрет Пикенса на обложку. Похоже, тогда он и сам уверовал в собственное величие и какое-то время даже всерьез собирался участвовать в выборах президента США. Впрочем, слава у Буна Пикенса была довольно сомнительного характера. Многие обвиняли его в том, что, скупая компании, он делал тысячи людей безработными.

"Спуск на землю" произошел в 1990-е годы, когда цены на природный газ, которому Пикенс к тому времени уделял основное внимание, резко упали. Дела у Mesa Petroleum сразу пошли из рук вон плохо, и в июле 1996 года он был вынужден продать обремененную долгами компанию Ричарду Рейнуотеру, по иронии судьбы ярому стороннику разработки нефти.

В то время Т. Буну Пикенсу было уже 68 лет, и он вполне мог уйти на заслуженный отдых. Миллиардером уже не был, но деньги на безбедную старость остались. Однако он чувствовал в себе силы вернуться в строй. В 1997 году Пикенс зарегистрировал товарный фонд BP Capital Management и за 10 лет смог превратить его в многомиллиардное предприятие. BP Capital принадлежат два хэдж-фонда - Capital Commodity и Capital Equity. Оба вкладывают деньги в добычу нефти и газа. О масштабах их позволяет судить то, что за 2006 год Пикенс заработал $1,1 млрд. 

Старый газовик не изменил себе. Он и сейчас продолжает убеждать всех окружающих, что природный газ является оптимальным источником энергии и скоро заменит нефть. Его компании Clean Energy принадлежит громадная сеть газозаправочных станций - от канадской границы до Мексиканского залива. В прошлом году Пикенс летал в Пекин искать партнеров для создания совместного предприятия. Миллиардер не замыкается только на газе и нефти. Он утверждает, что скоро состояния будут делаться на обычной воде. Его компания Mesa Water купила за $75 млн на 30 лет права на подземные воды в техасском округе Робертс, расположенные на территории 800 кв. км. Сделка, по расчетам самого Пикенса, принесет ему не меньше $1 млрд.

Еще одно направление нынешней деятельности неугомонного миллиардера - строительство крупнейшей на планете ветряной электростанции в Техасе. Энергию будут вырабатывать огромные ветряные турбины, которые обойдутся Пикенсу, как минимум, в $300 млн. После введения в строй станция должна давать 4000 мегаватт электроэнергии.

Томас Бун Пикенс по-прежнему активно занимается делами. На вопрос, почему он в 80 лет не уходит на пенсию, отвечает, что "боится умереть от скуки". Дела и общение с людьми моложе его позволяют ему жить полной жизнью и не думать о возрасте. Пикенс живет с третьей по счету женой на севере Далласа, в районе Preston Hollow. В техасском округе Пэнхандл, кстати, там, где он намерен строить ветряную электростанцию, ему принадлежит огромное ранчо Mesa Vista площадью 270 кв. км, протянувшееся вдоль реки на 40 км. 

автор: Сергей Мануков


Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика