spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Бизнес arrow Бизнес arrow Великие компании : FIAT

Великие компании : FIAT

E-mail
(2 голосов)

В отличие от компании Ford, название FIAT неслучайно пишется с прописных букв – это не фамилия основателя и владельца, а аббревиатура от Fabbrica Italiana di Automobili – Torino (буквально «Итальянская автомобильная фабрика в Турине»). Именно так решила назвать новую компанию группа инвесторов, 11 июля 1899 года подписавшая в туринском дворце Палаццо Бричеразио соответствующий учредительный договор. Кроме владельца дворца – графа Эммануэля Бричеразио ди Качерано среди инвесторов были ведущие аристократы, банкиры и чиновники. Среди звучных имен и титулов почти потерялся мэр никому не известной деревушки в Пьемонте – Джованни Аньелли. Однако именно ему суждено было стать полновластным хозяином и «мотором» новоиспеченной компании.

Отец Джованни Аньелли, родившегося 13 августа 1866 года в семейной вотчине – деревне Виллар Пероза неподалеку от Турина, – тоже служил там мэром. Он умер, когда Джованни исполнилось всего пять лет. После окончания туринского колледжа и недолгой службы в армии вышедший в отставку 26-летний дипломированный инженер и экс-кавалерист вернулся в родные места и пошел по стопам отца. Но вскоре мысли Джованни Аньелли захватила грандиозная идея – строить автомобили! Едва услышав новости из Германии, где Готтлиб Даймлер и Вильгельм Майбах изобрели первую «безлошадную повозку», молодой человек отправился в Турин – искать собратьев по новому увлечению.

Он нашел их быстро. Турин был столицей Пьемонта – самой промышленно развитой провинции Италии, к тому же именно правившая там Савойская династия возглавила движение за объединение страны (Рисорджименто). Туринская аристократия и бизнес-элита были открыты всему новому и полны самых амбициозных планов, и скоро Аньелли стал «своим» среди тех, кто задумал создать итальянскую автопромышленность.




К тому времени в городе уже существовало несколько небольших автомастерских, обслуживавших в основном импортную технику – немецкую и французскую. Тем не менее владелец одной из фирм, Джованни Чейрано, успел разработать первый итальянский автомобиль. У конструктора не хватало средств для запуска модели в производство, и тут на его счастье подоспели учредители новоиспеченной F.I.A.T. Они приобрели не только чертежи, но и всю мастерскую за 30 тыс. лир – и могли себе это позволить: уставный капитал был по тем временам огромным – 800 тыс. лир!

И все же начинать пришлось с автомобилей, в которых «родной» была только сборка – корпуса и двигатели закупались по лицензиям во Франции (у Renault и De Dion-Bouton соответственно). К концу 1899 года из ворот только что открытой новой фабрики в Корсо Данте под Турином, где трудилось полторы сотни рабочих, выкатились первые восемь машин F.I.A.T. 3,5 CV стоимостью 4200 лир каждая. «Автомобилями» их можно было назвать с большой натяжкой – три пассажира и водитель сидели лицом друг к другу, а мотор едва превосходил мощностью обычную тройку лошадей. А если точнее, то мощность была указана в серийном названии модели – «три с половиной лошадки»! Но лиха беда начало – за первой моделью быстро последовали другие, с моторами в 8, 10 и, наконец, 12 л.с. Последняя уже экспортировалась и в Европу, и в Штаты. А к 1912 году появился мощный FIAT S76 c 4-цилиндровым двигателем мощностью в 290 л.с. 
К тому времени аббревиатура лишилась точек – фирма и ее продукция стали называться просто FIAT. Любопытно, что по-итальянски это слово означает «да будет», и с него начинается ветхозаветное библейское «да будет свет» (fiat lux). Это на первых порах вызвало некоторый ропот Церкви, но затем Джованни Аньелли удалось «решить вопрос» с Ватиканом – как и со многими другими социальными институтами, инстанциями и политическими силами в Италии.

Fordo Italia!
Исполнительным директором FIAT Аньелли был назначен в 1902 году и на протяжении полувека оставался единоличным и непререкаемым главой компании. Многие даже считали его стиль руководства диктаторским. 

Впрочем, жесткость и решительность директора отнюдь не означали авторитарность. В Италии, где сильны традиции «семейного» стиля руководства, FIAT стала едва ли не первой компанией, начавшей приглашать на ключевые должности наемных менеджеров со стороны. А побывав в США, Аньелли вернулся на родину под большим впечатлением от заводов Генри Форда. Особенно итальянского фабриканта впечатлила новомодная система управления Фредерика Тейлора – как многие считают, основоположника современного менеджмента. С идеями «фордизма» и «тейлоризма» в голове Аньелли начал кардинальную реорганизацию производства. В частности, он закупил за океаном поточные линии, ввел элементы внутрицеховой «логистики» (что, кстати, дало солидную экономию!) и оптимизировал все сборочные операции

Чуть позже итальянский предприниматель, как и многие в первые десятилетия ХХ века, ударился в противоположную крайность – начал внедрять в своей компании идеи «социального партнерства» между трудом и капиталом. Вот уж в чем Генри Форда обвинить было трудно! Впрочем, эти попытки на предприятиях FIAT успеха не имели.
А что закрепилось на долгие десятилетия, так это субординация и дисциплина на уровне казармы. На заводах FIAT существовал даже аналог дедовщины: все новички проходили своеобразный обряд посвящения – дробили металлическую стружку… 

Но Италия есть Италия – в стране, давшей миру слово «мафия», даже казарменная дисциплина не спасает от злоупотреблений, корпоративного мошенничества и прочего криминала. Так, в августе 1908 года над руководством FIAT сгустились тучи – прокуратура Турина обвинила совет директоров в намеренном приукрашивании финансового положения компании (с целью «накачивания» биржевой цены акций) и даже в подтасовке годовой финансовой отчетности. Все руководство во главе с Аньелли подало в отставку, и против них было возбуждено уголовное дело. Однако суд оправдал Аньелли, и он с триумфом вернулся в свой директорский кабинет. 
Как бы то ни было, такой экстравагантный и эклектичный фирменный стиль руководства возымел свои плоды. Уже к концу первого десятилетия прошлого века компания превратилась в крупнейшего итальянского автопроизводителя. К этому времени Джованни Аньелли стал фактическим собственником компании, скупив все имевшиеся в свободной продаже акции и собрав контрольный пакет. 

На раннем этапе своей истории компания FIAT выпускала в основном «штучный» товар ручной сборки – элитные автомобили для состоятельных клиентов, а также спорткары, побеждавшие на престижных европейских гонках. Однако посещение фордовских заводов в Америке не прошло для Аньелли даром – он одним из первых автопромышленников в Европе задумался о необходимости превращения автомобиля из «роскоши» в «средство передвижения». И начиная с 1912 года переориентировал свою компанию на серийное производство машин для тогдашнего итальянского среднего класса.

Аньелли стал пионером и в области автомобильного дизайна, раньше многих коллег-конкурентов сообразив, что мировой авторынок стремительно растет и для более успешных продаж у каждой марки автомобиля должно быть собственное «лицо».

Могучий мышонок
Начавшаяся вскоре Первая мировая война не только не затормозила поступательное движение FIAT, но даже подстегнула его. Компания быстро переориентировалась на выполнение военного «госзаказа», с получением которого проблем у Джованни Аньелли не возникало – он всегда умел находить и поддерживать нужные связи «наверху». Производство военных грузовиков, санитарных машин, пулеметов и авиадвигателей позволило FIAT переместиться в списке крупнейших итальянских компаний с 13-го места на третье.

Аньелли обладал и даром стратега. Он понимал, что война рано или поздно закончится и нужно загодя думать о развитии послевоенного рынка транспортных средств. С этой целью глава FIAT с прицелом на будущее прикупил несколько крупных сталелитейных заводов и предприятий по производству локомотивов и грузовиков. А также приступил к строительству крупнейшего в Европе автостроительного комплекса в туринском районе Линготто, где развернул крупномасштабное конвейерное производство, сделавшее бы честь и самому Форду.
Правда, в первые послевоенные годы глава FIAT столкнулся с непредвиденной проблемой. Несколько крупных забастовок на предприятиях компании привели к насильственному захвату цехов и помещений. Восставшие рабочие FIAT, возглавляемые лидерами итальянских коммунистов Антонио Грамши и Пальмиро Тольятти, чуть было не поставили крест на деятельности компании. Но тут подоспела помощь в лице другой ведущей силы, определявшей политический климат в Италии в промежутке между мировыми войнами. В 1922 году к власти в стране пришли фашисты во главе с Муссолини, и тот сразу же выдвинул амбициозный план строительства новых современных шоссейных дорог (итальянские «автострады» появились раньше немецких «автобанов») и пообещал подарить каждой итальянской семье доступный «народный автомобиль». Лучшего исполнителя для этой важной политической задачи, чем Джованни Аньелли с его рассчитанной на массовую продукцию компанией, дуче было не найти. Поэтому в 1927 году был создан холдинг IFI, в состав которого вошла и компания FIAT. «Рулить» холдингом Муссолини назначил Аньелли – к тому времени уже сенатора.

Не прошло и десяти лет, как «народный автомобиль» стал реальностью. Хитом компании Аньелли стал легендарный FIAT 500, прозванный в народе Topolino («мышонок»). Дебют самого компактного в мире двухместного автомобиля с моторчиком всего в 13 л.с. состоялся в 1936 году. Однако массовое производство итальянской микролитражки стоимостью всего в 8900 лир началось лишь три года спустя, когда в Мирафиоре был введен в эксплуатацию новый производственный комплекс – крупнейший в Европе. Он занимал площадь в 1 млн. кв. м, и на нем трудилось более 20 тысяч рабочих.

«Мышонок» (творение дизайнера Данте Джакозо) вызвал восторг даже у северного соседа-диктатора. Известно, что Германия приобрела лицензию на производство FIAT 500, а подруга Гитлера Ева Браун лично участвовала на немецкой версии «мышонка» в автогонках, призывая немецких женщин сесть за руль. Производство микролитражки не прекращалось ни во время Второй мировой войны, ни в первые послевоенные годы, когда в разрушенной Италии население просто не могло себе позволить покупать другие автомобили. В различных модификациях машина производилась до 1955 года, и за все время было продано более полумиллиона экземпляров Topolino, который оказался настоящим «супермышонком».

Во имя деда и внука
Когда в 1943 году Италия капитулировала, заводы FIAT остались «под немцами» и компания оказалась меж двух огней. Фюрер требовал не прекращать производства, союзники отвечали бомбардировками, и это при том, что все в Италии понимали – конец войне и Муссолини не за горами. И когда пришло долгожданное освобождение, для бессменного главы FIAT оно одновременно означало конец карьеры. Отстраненный за сотрудничество с режимом Муссолини от управления своим детищем, Джованни Аньелли, не оставлявший своего поста почти полвека, покинул компанию, а 16 декабря 1945 года – и этот мир.

Несмотря на последовавшую вскоре национализацию FIAT, руководство детищем Аньелли два десятилетия осуществлял его давний друг и соратник – талантливый менеджер Витторио Валетта. А когда в 1960-х годах FIAT была заново приватизирована, у руля компании встал внук основателя – Джованни Аньелли-младший, предпочитавший, чтобы его не путали с дедом и называли просто Джанни.

Он родился в 1921 году в семейной вотчине клана Аньелли – Виллар Перозе. Второй из семерых детей Эдоардо Аньелли – сына некоронованного короля итальянского автомобилестроения – имел в своих жилах настоящую королевскую кровь: его мать носила звучный титул принцессы Бурбон дель Монте! Мальчик также рано осиротел – ему было всего четырнадцать, когда погиб в авиакатастрофе отец, а спустя несколько лет автокатастрофа унесла жизнь и матери. Будущего наследника автомобильной империи растил и воспитывал дед, для начала введя внука в совет директоров знаменитого футбольного клуба «Ювентус», которым с 1923 года владел Эдоардо Аньелли. 

По семейной традиции Джанни Аньелли окончил местную кавалерийскую академию, после чего поступил в Туринский университет на факультет права. Не получив диплома, он прямо со студенческой скамьи отправился на фронт – началась Вторая мировая война. В составе танковой бригады, «экипированной» бронетехникой его деда, Аньелли-младший участвовал в боях на территории СССР, где был дважды ранен, а затем был переведен в Северную Африку. Когда стало ясно, что режим Муссолини обречен, Джанни перешел на сторону американцев. 

После смерти деда внук не спешил вступать в права наследства, на целых двадцать лет передав руководство компанией Валетте. Себе 24-летний Аньелли-младший оставил только любимую «Старую синьору» (так итальянские болельщики называют «Ювентус»), став президентом клуба и сделав все, чтобы вывести его в чемпионы. В 1954 году он формально передал дела в «Ювентусе» младшему брату Умберто, а сам вплоть до начала шестидесятых годов предпочел вести жизнь светского плейбоя. Таблоиды смаковали романы Джанни Аньелли с кинозвездами Ритой Хейуорт и Анитой Экберг и такими светскими дамами, как невестка знаменитого британского премьера Памела Черчилль-Гарриман и даже, по слухам, вдова знаменитого американского президента Жаклин Кеннеди.

«Крестный отец» советского автопрома
Однако, как уже говорилось, в начале 1960-х компания FIAT опять приватизировалась, и наследник «взялся за ум». Причем повел дело так хорошо, что дедушка, несомненно, мог бы гордиться внуком. Именно при Джанни Аньелли компания превратилась в бесспорного лидера итальянского бизнеса.

В 1966 году «некоронованный король Италии», как называли Аньелли-младшего журналисты, подписал стратегическое и во всех отношениях прорывное соглашение с СССР о строительстве Волжского автозавода в Тольятти. Не помешал альянсу даже недобрый знак – новое название бывшего волжского Ставрополя, напоминавшее о том, кто чуть было не разрушил компанию в 1920-х годах. Так FIAT послужил становлению и нашего отечественного автопрома – о том, что бегавшие по нашим дорогам «Жигули» были точными копиями итальянских машин, в СССР знал каждый. 

Относительно успешно компания миновала и трудные для автомобильной промышленности 1970-е с их затяжным нефтяным кризисом. Джанни Аньелли пришлось тогда принять нестандартное и вызвавшее резкую критику решение – продать часть акций FIAT ливийской компании Lafico, находившейся в собственности одиозного полковника Каддафи. Но позже, когда кризис миновал, Аньелии выкупил свои акции обратно.

Вызывали критику и отношения руководства FIAT с профсоюзами и вообще левыми, влияние которых в послевоенной Италии никогда не подвергалось сомнению. Однако Аньелли удавалось вовремя гасить назревавшие взрывы недовольства, а в ряде случае – снова принимать нестандартные решения, чтобы взять ситуацию под контроль. Во время одной из крупнейших забастовок 1980-х, грозившей остановить производство на всех предприятиях FIAT, владелец компании организовал «контрмарш» почти 40 тысяч рабочих, готовых продолжить работу. Именно они, а не полиция, смяли ряды пикетчиков и заняли оккупированные теми заводские цеха.

Такие решительные действия упрочили положение FIAT в стране. С течением времени концерн неофициально получил статус «неприкасаемого» – в том смысле, что каждое новое правительство и новый состав парламента подгоняли трудовое и налоговое законодательство под нужды FIAT. При этом сам Джанни Аньелли никогда не становился субъектом коррупционного или иного скандала – а они в последние десятилетия прошлого века следовали один за другим. На взятках или связях с мафией попадались видные топ-менеджеры FIAT. Сам же владелец компании, под чьим контролем находилось 4,5% итальянского ВВП, более 3% итальянской рабочей силы и 16,5% всех национальных промышленных инвестиций, неизменно оставался «гражданином вне всяких подозрений». Как помнит читатель со стажем, так назывался известный фильм Элиа Петри, посвященный следователю-преступнику.

Замена спущенного колеса
К началу XXI века FIAT превратился в мощный холдинг, объединяющий компании различного профиля. Ядром его по-прежнему остается компания FIAT Auto, успевшая за последнее время завладеть и многими другими не менее славными итальянскими автомобильными брэндами – достаточно назвать Lancia и Alfa-Romeo. Собственностью FIAT является и компания Ferrari, сохраняющая, однако, определенную самостоятельность в составе холдинга.
Кроме того, FIAT сегодня – это еще и производство сельскохозяйственной и строительной техники, автобусов, самолетов и запчастей к ним, военных машин и аэрокосмической продукции. Компания имеет интересы в сталелитейной и металлургической промышленности, а также производит оборудование для этих отраслей. Империя семейного клана Аньелли обладает и крупнейшими в Италии медиаресурсами во главе с влиятельной туринской газетой La Stampa, которую Джованни Аньелли-старший купил еще в 1926 году. 

Немалые доходы приносит и футбольный клуб «Ювентус», занимающий второе место в Европе по рыночной капитализации. Знаменитые телефонные звонки в шесть утра, которыми ежедневно обменивались Аньелли-младший с президентом «Ювентуса» Бонипетри (где бы оба в тот день ни находились), вошли в легенду.

Однако первые же годы нового тысячелетия стали черной полосой в вековой истории FIAT. Состояние семейства Аньелли, глава которого умер в 2003 году, уменьшилось почти наполовину – по вине того самого подразделения, с которого начинался FIAT. Из-за введения единого торгового пространства на территории Евросоюза некогда бесспорные фавориты итальянских автострад – машины FIAT – были оттеснены на обочину продукцией европейских конкурентов. Несколько лет подряд FIAT Auto заканчивала финансовый год в минусе и, чтобы избежать массовых увольнений, в 2000 году вошла в стратегический альянс с американской General Motors. Согласно договору, американцы получали 20% акций FIAT, а в 2004 году должны были выкупить оставшийся пакет, если бы того потребовала итальянская сторона. 

К счастью для итальянских патриотов, этого не случилось, и гордость национальной экономики не «утекла» за океан. Более того, когда незадолго до кончины Джанни Аньелли в СМИ прошла ошибочная информация о его смерти, акции FIAT подскочили сразу на 6% . Страна уже мысленно простилась со своим недавним кумиром, и тому оставалось только мысленно повторять древнее латинское изречение Sic transit gloria mundi – «Так проходит слава мирская».

FIAT Spa. 
Основана в 1902 году. 
Штаб-квартира – Турин.
Штат – 172 тыс. сотрудников.
Капитализация в 2006 году – $32,4 млрд.


автор: Владимир Гаков
источник: журнал Свой Бизнес


Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика