spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Соблазнение arrow Статьи по пикапу arrow The Game - Шаг третий - демонстрация достоинств - Глава 10

The Game - Шаг третий - демонстрация достоинств - Глава 10

E-mail
(1 голос)

В жизни не так часто чувствуешь, что перед тобой открыто огромное количество возможностей. Один из таких моментов, когда у тебя есть машина, полных бак топлива, карта с распростертым перед тобой континентом, и лучший в мире мастер соблазнения на заднем сидении. Кажется, что ты можешь поехать, куда угодно. Границы не что иное, как контрольные пункты, сообщающие тебе о том, что твое приключение перешло в новую стадию. 

Все это так, конечно, но давайте предположим, что вы работаете в «Рэнди МакНелли» и подготавливаете к изданию последние версию карты Восточной Европы. И предположим, что с Молдовой граничит маленькая страна, возможно, ренегат Советского союза, которую никто не признает ни дипломатически, ни каким-либо другим образом. Что вы сделаете? Будете отображать это государство на карте или нет? 
Маг, фальшивый аристократ и я ехали по Восточной Европе и совершенно случайно нашли ответ на этот вопрос. До некоторых пор, казалось, что это была бесполезная поездка. Мистери валялся на заднем сидении под одеялом, не способный никакими заклятьями избавить себя от лихорадки. Равнодушный к невозможно снежным пейзажам Румынии, он прикрыл глаза шляпой и жаловался. Время от времени к нему возвращалась бодрость, и он изрыгал потоки сознания. И каждый раз это было что-то новое. 

«Я хочу в турне по Северной Америке. Хочу продвигать свои шоу в стрип-клубах», - сказал он. «Мне просто надо придумать хорошую программу для стриптизеров. Ты мог бы мне помогать, Стайл. Представь: мы проходим по стриптиз-клубам, собираем девочек, а потом приглашаем их на шоу».




После нескольких бесплодных дней в Кишиневе, где красивых женщин мы видели только на обложках журналов и рекламных щитах, мы подумали, «Зачем нам торчать здесь?», если Одесса так близко. Может, приключения ждали нас впереди. 
Мы покинули Кишинев холодной снежной пятницей и отправились на северо-восток к украинской границе. Покрытые снегом дороги можно было найти только по уже обледенелым следам от колес, простирающихся до горизонта. Все это напоминало сцену из русского эпического романа: ветви деревьев покрыты инеем и замерзшие виноградники тянутся вдоль холмов. Салон машины пропах «Marlboro» и «McDonald’s». Заводиться с каждым разом было все сложнее. 

Но вскоре все это стало наименьшим из зол. Дорога к Одессе, которая согласно карте могла занять не более получаса, превратилась в почти десятичасовое путешествие. 
Первый сигнал того, что в воздухе витает что-то странно, ждал нас на мосту через Днестр, где мы обнаружили КПП с военными и полицейским машинами, замаскированными бункерами на другой стороне дороги и огромным танком с пушкой, направленной прямо в сторону подъезжающих машин. Мы остановились в очереди из десяти машин, но военный увидел нас и сказал, чтобы мы проезжали. Почему он это сделал, мы никогда не узнаем. 

Мистери поплотнее укутался в одеяло. «У меня есть кое-какие соображения по поводу фокуса с ножом, проходящим сквозь тело. Стайл, как ты думаешь, ты мог бы одеться клоуном и выбрать меня из зрителей. Потом я бы затащил тебя на сцену, и ты бы упал на стул. Я бы играл «Stuck in the Middle With You» из «Reservoir Dogs» и нанес бы первый удар тебе в живот. Я бы пошевелил пальцами, торчащими у тебя из спины. Потом я бы поднял тебя, пронзенного моей рукой. Мне нужно, чтобы ты проделал это со мной». 

Второй нехороший сигнал ждал нас на заправке, где мы остановились, чтобы купить еды. Когда мы предложили им молдавские леи, они сказали, что не принимают такой валюты. Мы заплатили американскими долларами и они дали нам сдачу, как они сказали, рублями. Когда мы осмотрели монеты, то на обратной стороне увидели серп и молот. Еще более странным оказалось то, что они были отчеканены в 2000 году. Девять лет после предполагаемого распада Советского Союза. 

Мистери натянул шляпу по самый рот с изяществом конферансье. «Дамы и господа», объявил он с заднего сидения, пока Марко пытался завести машину, - «он воспарил над Ниагарским водопадом, он прыгнул со «Спейс Нидл» и выжил …. Встречайте, бесстрашный великий иллюзионист, Мистери!» 
Кажется, его опять лихорадило. 
По дороге мы замечали статуи Ленина и коммунистические плакаты. На одном из щитов был изображен кусочек земли с российским флагом по левую сторону, и по правую сторону – с красно-зеленым флагом и лозунгом под ним. Марко, немного говоривший по-русски, перевел это, как призыв к восстановлению Советского Союза. Где мы находились? 
«Представь: Мистери – супергерой». Мистери вытер нос остатками бумажного платка. «Можно придумать утренний мультик, комиксы, компьютерную игру, фильм». 
Неожиданно полицейский офицер (ну или кто-то, одетый как он) вышел на дорогу с радаром. Мы ехали со скоростью 90 км/ч, превышая, как он сказал, ограничение на 10 км/ч. Через двадцать минут и два доллара он отпустил нас. Мы сбавили скорость до 75 км/ч, но через несколько минут нас снова остановили. Офицер сказал, что мы превышаем. Хотя не было ни одного сигнала, говорящего, что ограничение изменилось. 

Десять минут и два доллара спустя, мы снова были в пути, тащась на 55 км/ч. Через некоторое время нас снова остановили, сказав, что мы едем ниже допустимого. Где бы мы ни находились, но то была самая коррумпированная страна в мире. 
«Мне надо обдумать свое 90-минутное шоу. В начале ворон будет летать над зрителями, а потом приземлиться на сцену. Потом - ба-бац – и он превратится в меня». 
Когда мы, наконец, доехали до границы, двое военных попросили показать документы. Мы показали им молдавские визы, но потом нам сказали, что мы совсем не в Молдове. Они показали нам местный паспорт – паспорт старого советского образца – и что-то прокричали на русском. Марко перевел: Они хотели, чтобы мы вернулись на КПП, который мы проехали три полицейских-взяточника назад, и оформили необходимые документы. 
«Я буду одет как настоящий Мистери, в сапогах на платформе. Не буду больше носить костюмы. Я буду готичным и стильным. Я расскажу зрителям, как маленький, я играл с братом на чердаке и мечтал стать магом. Потом я верну время назад и превращусь в ребенка». 

Когда Марко сказал охраннику, что мы никаким образом не можем вернуться назад, он прицелился на Марко из ружья. Потом попросил сигареты. 
«Где мы?», - спросил Марко. 
С гордостью охранник ответ: «Приднестровье». 
Если вы никогда не слышали о Приднестровье, не волнуйтесь: мы тоже не слышали. Приднестровье не признано дипломатически и не упоминается ни в из туристических справочников и карт, которые у нас были. Но когда вооруженный человек целиться на тебя из ружья, как-то неожиданно признаешь всю реальность существования Приднестровья. 

«Я проведу научный эксперимент, в ходе которого я транспортирую лаборанта по Интернету. Потом будет ограбление банка и исчезновение клетки. Поэтому мне нужен ребенок, ворон, кто-то на роль лаборанта и несколько людей на роль охранников банка». 
Марко отдал военному целую пачку «Marlboro» и начал с ним спорить. Военный не опускал ружья. После долгого обмена репликами, Марко вскинул руки и что-то проорал, как будто прося, чтоб ему одели наручники. Вместо этого военный скрылся в офисе. Когда Марко вернулся к машине, я спросил, что он сказал. 
«Я сказал: «Слушай, арестуй меня, назад я не поеду». 
Это становилось опасно. 

Мистери протянул руки вперед, к передним сидениям. «Представь. Плакат с изображением моих рук с черными ногтями и словом Мистери внизу. Насколько здорово это будет?» 
В первый раз я не сдержался. «Приятель, сейчас не то на хрен время! Открой глаза». 
«Не говори мне, что делать», - рявкнул он. 
«Мы на полдороге в тюрьму. Никому не интересно, что ты там бормочешь. Для тебя, что вообще ничего не существует, кроме твоего долбаного шоу?» 
«Послушай, если тебе туда так надо, я тоже пойду», - прогремел он.«Я тебя сейчас уложу. Просто выйди из этой чертовой машины, и я тебе покажу». 
Этот парень был на фут ниже меня, а граница была вся сплошь заполонена вооруженными солдатами. Драться с ним здесь было нереально. Но я был достаточно зол, чтобы такое представить. Всю дорогу Мистери лежал мертвым грузом. Может, Марко был прав: он не такой, как мы. 

Я глубоко вздохнул и стал смотреть прямо перед собой, стараясь обуздать гнев. Этот парень был нарциссом. Он был цветком, который вырос среди внимания, будь оно положительным или негативным, и который увядает, когда его игнорируют. Павлинья теория действовала не только для привлечения девушек. Она существовала для привлечения внимания вообще. И вызывая меня на драку, он хотел заработать свою толику внимания, потому что я игнорировал его последние сто миль. 
Когда я посмотрел в зеркало заднего вида и увидел его на заднем сидении со шляпой на глазах, мне стало его жаль. «Я не хотел срываться не тебе», - сказал я ему. 
«Я не люблю, когда мне говорят, что делать. Мой отец говорил мне, что делать. А я ненавижу его». 
«Ну, я не твой отец», - сказал я. 
«Слава Господу за это. Он разрушил мою жизнь и жизнь моей матери», - он поднял шляпу. Слезы навернулись у него на глаза, как контактные линзы. «Я раньше лежал по ночам в кровати, думая, как убить его. Когда мне было действительно плохо, я представлял, как захожу в его комнату с лопатой, разрубаю ему голову и убиваю себя».Он замолчал и вытер глаза тыльной стороной ладони в перчатке. «Когда я думаю об отце, я думаю о насилии», - продолжил он. «Я помню, как он бил людей в лицо, когда я был совсем маленьким. Когда нам пришлось убить собаку, он достал ружье и снес ей голову прямо у меня на глазах». 
Охранник вышел из офиса и показал Марко, чтобы тот вылез из машины. Они говорили несколько минут, потом Марко дал ему несколько купюр. Пока мы ждали, что взятка в размере 40 долларов – месячная зарплата с Приднестровье – сделала свое дело, Мистери открылся мне. 

Его отец, сказал он мне, иммигрировал из Германии и был алкоголиком, который вербально и физически жестоко с ним обращался. Его брат, старше его на 14 лет, был геем. А мать обвиняла себя в том, что недостаточно любила брата и не смогла компенсировать ему жестокое обращение отца. И чтобы уравновесить ситуацию, она не была особенно близка и с Мистери. Когда он в 21 год все еще оставался девственником, то забеспокоился, а не гей ли он. И так, живя в постоянной депрессии, он начал создавать то, что назвал Методом Мистери, посвятив свою жизнь тому, чтобы получить любовь, которой он никогда не видел от родителей. 

Нам пришлось дать такую же взятку еще дважды, чтобы пересечь границу. Им никогда не было достаточным просто взять деньги. Каждый взяточник еще разводил дискуссию на полтора часа. Может, это время было послано нам с Мистери, чтоб узнать друг друга поближе. 

Когда мы, наконец, приехали в Одессу, мы спросили у служащего отеля о Приднестровье. Она сказала, что появление этой страны стало результатом гражданской войны в Молдове, раздираемой бывшими коммунистическими чиновниками, военной элитой и черными беретами, которые хотели вернуть счастливые дни Советского Союза. В этом месте не действовали правила – Дикий Запад Восточного блока и страна, которую отважились посетить несколько иностранцев. 
Когда Марко рассказал ей о нашем приключении на границе, она сказала: 
«Вам не надо было просить, чтоб вас арестовали». 
«Почему?» 
«У них там нет тюрем». 
«Тогда что бы они с нами сделали?» 
Она показала пальцами ружье, прицелилась на Марко и сказала: «Пух!» 
Когда мы вернулись в Белград, делая крюк в 500 миль лишь бы избежать Приднестровья, автоответчик Марко был забит сообщениями. Их оставила 17-летняя Наталья. Мистери перезвонил ей, но разговор был перехвачен ее мамой, которая обвинила его в похищении рассудка у ее дочери. 

Наталья продолжила звонить Марко, когда мы уже отправились домой, спрашивая, когда он приедет обратно к ней. В конце концов, Марко избавил ее от страданий. «Он был волшебником», - сказал он ей. «Он заколдовал тебя. Попробуй полечиться и перестань мне звонить». 

Марко завалил меня e-mail с просьбой открыть ему пароль к Mystery’s Lounge. Он вкусил запретный плод и хотел еще. Но я так и не открыл его ему. Временами я думаю, что я хотел оградить свое новое «я» от прошлого. Но, по правде говоря, несмотря на все мои логические доводы, мне все еще было неловко за то, что я делаю и за то место, которое это заняло в моей жизни.

автор Nail Strauss aka Style


Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика