spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Развитие личности arrow Личностный рост arrow Наталья Водянова - нежная королева

Наталья Водянова - нежная королева

E-mail
(4 голосов)

Наталья Водянова - топ модель, актриса Это сейчас она известная во всё мире топ-модель, и входит в топ 100 богатейших женщин Великобритании, и содержит фонд, помогающий детям в России, а раньше…. в связи с тяжёлым финансовым положением в семье, без отца, Наташе пришлось начать работать в 11 лет.

Шестого июля в замке дизайнера Валентино под Парижем Наталья Водянова покажет сказку, которую для нее сочинили главные волшебники мира моды. В счастливом финале она надеется увидеть снегопад денег для своего благотворительного фонда.
Водянова. Этот номер в моей записной книжке уже лет десять, еще с тех пор, когда мы обсуждали детали петербуржского венчания. Я не часто звонил Наташе: второй сын девятого виконта Портмана, Джастин Тревор Беркли Портман, недолюбливает соотечественников жены. Теперь, кажется, набирать двенадцать цифр можно без опасения нарваться на чье-то неудовольствие.
Ровно в шесть по Гринвичу я звоню и слышу в трубке такой знакомый голос:
—Привет, Крокодил, как ты поживаешь ?
Ну конечно, раз Гена — значит Крокодил. Культурный багаж не растерялся, «Союзмультфильм» форева.
— Я — хорошо. Давно не виделись. Как ты?
— Ну ты, наверное, знаешь. Последние полтора года чувствую себя другим человеком.

Мы коротко обмениваемся новостями. В основном — о детях. Наташа Водянова — мать троих, я недавно стал отцом, так что нам есть что рассказать друг другу.
Как быстро время - то летит! Я помню Лукаса, первого Наташиного сына, когда ему было только полгода. Теперь ему уже девять. И фонду Водяновой «Обнаженные сердца» —пять. Да и самой миллионерше, сделавшей состояние своими невероятными глазами и еще более невероятной волей, почти тридцать. Впрочем, и после трех беременностей, сотен выходов на подиум, тысяч съемок, Наташа выглядит все той же кэрролловской Алисой, которой ее все запомнили в начале нулевых. Ее ровным счетом ничего не берет.

Она едет из своего поместья в Лондон, связь все время теряется, но я упорно перезваниваю раз за разом. Дозвонившись, перевожу беседу в почти деловое русло:
—Послушай, расскажи, что ты там затеяла в Париже? Нечто грандиозное?
—Это будет невероятный праздник: шестого июля в разгар кутюрной недели неподалеку от Парижа в замке Валентино мы устроим показ сорока пяти платьев, специально сшитых сорока пятью дизайнерами для «Обнаженных сердец». И я надеюсь, что с помощью Christies мы в тот же вечер все эти платья продадим, а деньги направим в фонд. А из него —на строительство моих площадок и на создание центров поддержки семей с больными детьми. Ну, с такими болезнями, как у Оксаны, ты же знаешь?
Знаю. У Оксаны, сестры Наташи, церебральный паралич.
И никакие фонды Наташиной маме не помогали. А помощь ей была нужна: она одна, без мужа, растила трех дочерей.




Связь снова прерывается, я еще раз перезваниваю, и Наташа начинает быстро - быстро, захлебываясь, рассказывать про свою идею и ее воплощение:
—В общем, есть такой Алекс де Бетак, художник и устроитель показов для Agent Provocateur, Dior и Diane von Furstenberg — меня с ним как раз Диана и познакомила, и мы с ним решили устроить грандиозное зимнее шоу в Москве. Было это пару лет назад. Я написала письмо своим друзьям - дизайнерам. Или не друзьям, но тем, кого знаю и с кем работаю. И предложила создать платья на темы русских сказок. Чтобы эти платья показать в России. И собрать денег для «Обнаженных сердец».
Я успеваю просунуть ногу в дверцу лифта:
— А сказки - то какие ты имела в виду?
— Вместе с письмом я разослала книжку Сюзанны Масси «Земля Жар-птицы. Краса былой России». И еще несколько.

Наташа отставляет трубку и просит помощницу напомнить названия книжек. Та тоже не может сразу сказать, но на следующий день присылает мне короткий список, в котором The Tale of the Firebird живущего в Штатах книжного художника Геннадия Спирина, Rechenkas Eggs Патриции Полакко и The Magic Nesting Doll Жаклин Огбурн. Первая — компиляция популярных русских сказок про Ивана - царевича, Бабу-ягу и Koshchey the Immortal с рисунками в стиле северного Возрождения, вторая —история про бабушку и гусыню Реченьку, снесшую расписные пасхальные яички, третья —про девочку Катю и царевича - отморозка. А основополагающий труд Сюзанны Масси, советницы Рейгана по отношениям с СССР, рассказывает культурную историю России XIX века. В общем, вполне репрезентативная подборка американских книжек с очень хорошими иллюстрациями в стиле a la russe. Под симачевскую хохлому и прочий жостовский поднос, переписанные под Брейгеля - старшего и немецкий деревянный алтарь XTV века. Красиво, кстати. И очень в духе Haute Couture — с мехами, сафьяновой обувкой и каменьями.

История про Катю —так вообще нечто фрейдистское. Бедная Катя, сиротка, теряет последнего родственника — любимую babushky, и отправляется с волшебной матрешкой в кармане на поиски царевича, которого вместе с его владениями заморозила злобная колдунья. Катя —точь-в-точь Наташа в каноническом описании, царевич — понятно кто, три матрешки —Лукас, Нева и Виктор. Эта Катя - Наташа — она и на картинках, уже в платьях великих дизайнеров в зимнем лесу в поисках замороженного царевича. Катю - Наташу жалко: в босоножках ей явно холодно, вон, ножку поджимает.

Без Белой Колдуньи, заморозившей всех и все на свете, не обойдется и шестого июля. В образе из «Хроник Нарнии» возникнет Тильда Суинтон, которая прочтет монолог своей героини. Вернее, антигероини.
Про Тильду Наташа вспоминает, уже рассказав про письмо и про то, как в Нью-Йорке по пути к Оскару де ла Ренте встретила Анну Винтур и поделилась идеей «Сказочного зимнего бала»:
—Анна выслушала меня внимательно, сказала, что затея — прекрасная, но что надо уговорить дизайнеров не просто сшить платья, но и подогнать их по фигурам новых владелиц, а еще —перенести бал из Москвы в Париж и устроить его во время недели Haute Couture, когда только показы и «никаких праздников».

До этого дня я голову ломала над логистикой, над тем, как полсотни платьев перевозить, как уговаривать таможню, как оплачивать десятки билетов, гостиничных номеров, снимать залы и все остальное! А тут —раз, и решение —благодаря Анне —пришло! Все равно все будут в Париже, и никакой таможни! Только уже не зимой, а летом.
Я скорее для того, чтобы напомнить о своем присутствии на другом конце провода, влезаю с вопросом:
—А Валентино со своим замком откуда?
—Ну он же старый друг. И замок Виде - виль у него прекрасный. И никакие мероприятия там никогда не проводились —Валентино же там живет. Вот я и набралась наглости напроситься к нему в гости со своими четырьмястами пятьюдесятью гостями.
—И он вот так запросто согласился?
—Ну не запросто, только поговорив с Алексом де Бетаком, с другими моими партнерами. В общем, он согласился и теперь очень помогает. Он же —перфекционист, и все, конечно, будет на космическом уровне. К тому же нас поддерживает Louis Vuitton. Называться праздник будет The White Fairy Tale Love Ball. По-русски, наверное, и не скажешь!

Потом Наташа перечисляла авторов платьев. Разговор прерывался, я перезванивал, а Наташа все называла и называла имена: Марк Джейкобе, Оскар де ла Рента, Том Форд, Диана фон Фюрстенберг, Валентино, Джорджо Армани, Донателла Версаче, Стелла Маккартни, Вивьен Вествуд, Виктор и Рольф, Дольче и Габбана, Карл Лагерфельд и прочая, и прочая. Проект тянулся два с лишним года, и потому в коллекции —последние работы умершего Александра Маккуина и пока еще, слава Богу, живого, но отставленного Джона Гальяно, сапоги Кристиана Лубутена, шляпы Филипа Трейси.

Из русских — Симачев, Юдашкин, Газинская, Ахмадуллина, Янина. Еще Наташа Поли и Саша Пивоварова, но эти — на подиуме. К каждому лоту будет приложен подписанный дизайнером эскиз, и, как и предлагала Анна Винтур, каждый дизайнер обязуется подогнать платье по фигуре. И это, конечно, будет еще одно шоу высокого юмористического накала: так и представляю себе светских львиц, расставляющих шитые на Наташу наряды.

Наряды, кстати, действительно пошиты именно на нее. Вернее, для съемки Наташи во всех этих нарядах, потому как Водянова обещала отсняться в каждом из платьев и передать картинки в Tatler, Vogue и прочий важный глянец. В основном фотографировал Паоло Роверси, и нумерованный альбом под названием «Сказка» будет представлен гостям праздника в замке Валентино. А тем, кто на аукционе потратит больше сотни, Роверси преподнесет оригиналы карточек с автографом. Впрочем, снимали и другие.
Для обложки этого номера «Татлера» Наташу в платье Стеллы Маккартни сняли Мерт и Маркус. А был еще Ник Найт. И все это, черт знает, какая красота!

Столы уже продаются, и, как говорит Наташа, «дешевых» почти не осталось: «А хотелось бы продать подороже и очень богатым, чтобы они не просто пришли, но и платья купили. И чтоб мы с «Обнаженными сердцами» еще много чего хорошего сделали». Думаю, кстати, что тема сказки —тоже заслуга Анны Винтур. Помните Наташу в знаменитой съемке Энни Лейбовиц для американского Vogue? Совсем юная Водянова играла тогда Алису, а Лагерфельд, Том Форд, Лакруа и прочие священные коровы модного бизнеса изображали других героев кэрролловской истории. Винтур тогда удалось сделать Наташу по-настоящему сказочным персонажем.
Теперь вот зима a la russe в разгар парижского лета, замок, кутюрное шоу, совмещенное с чемпионатом мира по распродаже задорого вещей прямо с подиума, сказка, одним словом!

Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика