spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Психология arrow Статьи arrow Психология героизма - что такое подвиг

Психология героизма - что такое подвиг

E-mail
(5 голосов)

«А я смогу так поступить?» - мы спрашиваем себя об этом, узнавая, что кто-то спас слабого, рисковал своей жизнью, выстоял, победил... Что сегодня для нас героизм, мужество, отвага? Современный взгляд па старинные добродетели.

Недавно я гостил у родственников в Волгограде. Гуляя вечером с восьмилетним племянником Вадимом, привезенным на семейное торжество из Петербурга, мы обнаружили улицу Павлика Морозова. «Это герой Сталинградской битвы?» - спросил смышленый племянник, успевший уловить главный принцип наименования местных улиц. По возможности избегая политических оценок и кровавых подробностей, я изложил печальную судьбу Павлика.

Вадим подумал, а потом решительно заявил: «Это неправильно! Его, конечно, жалко, но нельзя называть его именем улицу. Он не герой!» - «Ну а кто, по-твоему, герой?» - «Бэтмен!»

Далее последовали кандидатуры Джека Воробья, Гарри Поттера и Фродо Бэггинса. С героями из реальной жизни у Вадима возникли серьезные трудности. У меня, впрочем, тоже. После долгих раздумий он наконец вспомнил Юрия Гагарина. А я рассказал ему про Шаварша Карапетяна. Но оба мы чувствовали, что тема нуждается в более глубоком исследовании. Наутро племянник потребовал поискать героев в интернете. По запросу «герой России» Google первым делом выдал Рамзана Кадырова. По запросу «героизм» - заклинание в популярной онлайн-игре (повышает скорость ведения боя на 30%). Вадим погрустнел. «Я не понимаю. Кто и как решает, герой человек или нет? И откуда берется героизм? Надо разобраться». Я пообещал, что разберусь.

Удел человеческий
Философы часто называют Античность «детством человечества». Многие философские и эстетические воззрения древних греков выглядят сегодня и правда по-детски. Если вдуматься, то большинство античных героев - немножко «бэтмены», в том смысле, что наделены изначально сверхчеловеческими способностями. «В нашей логике нужно совершить подвиг, чтобы стать героем, - поясняет философ Валерий Губин. - В  древнегреческой культуре все обстояло ровно наоборот. Нужно было быть героем, чтобы
совершать подвиги. А героями становились, так сказать, по праву рождения. В мифах герой - тот, кто рожден от любви бога и смертной». Но и с подвигами все не так просто.


Возьмем Геракла: он, конечно, истребил немало зловредных тварей и расчистил Авгиевы конюшни, но изрядная часть его подвигов далека от наших представлений о героизме. Зачем было красть яблоки в саду Гесперид или пояс у царицы амазонок, да еще и убивать при этом массу народа? Да, этого требовала служба у царя Еврисфея, но какой уж тут подвиг – стыдиться впору... Героизм в Древней Греции - во многом «искусство для искусства». Поступок, связанный с опасностью и превосходящий пределы человеческих сил, - уже подвиг. И эллины таким поступком восхищались, простодушно забывая, что возможности их героев превосходили человеческие.

Впрочем, и у древних греков, и у других народов героизм всегда считался именно человеческим уделом. Боги, бессмертны и, следовательно, ничем не рискуют. Даже искупительная жертва Иисуса Христа, возможно самое героическое деяние в истории, стала таковым именно потому, что это поступок не бога - богочеловека.

Мы понимаем под героизмом экстраординарное поведение, продиктованное высшими целями. Но что нужно считать такими целями? «Разумеется, существуют высшие, универсальные ценности. И продиктованные ими поступки будут считаться героическими в любой культуре, - объясняет Валерий Губин. - Например, спасение человеческой жизни. Но есть и ценности, присущие каждой конкретной социальной системе. Они меняются по мере развития общества, и с ними меняется представление о героизме. Достаточно вспомнить того же Павлика Морозова или Алексея Стаханова - кому сейчас придет в голову назвать их героями? А ведь их имена были священными для миллионов людей».

Война в этом смысле стоит особняком. Как всякая экстремальная ситуация, она создает героев, хотя героизм одной стороны смертельно опасен для другой. «Лично для меня герой - скорее тот, кто и на войне находит возможность спасать жизни, нежели тот, кто идет на смерть, чтобы убить как можно больше врагов, - говорит психолог Дмитрий Леонтьев. - Но в ситуации войны все становится черно-белым: победа - хорошо, поражение - плохо, и никакие средства не чрезмерны.

Герой Шаварш Карапетян
Многократный рекордсмен и чемпион мира по подводному плаванию Шаварш Карапетян 16 сентября 1976 года оказался на берегу Ереванского озера в тот момент, когда троллейбус рухнул с моста в воду. Карапетян прыгнул в озеро, сумел разбить окно  троллейбуса и пробраться в затопленный салон. Он нырял более 20 раз на 10-метровую глубину, в холодную воду при нулевой видимости из-за поднявшегося со дна ила. И спас 20 человек. Переохлаждение вызвало двустороннее воспаление легких, а порезы привели
к сепсису. Он не только выжил, но и смог вернуться в большой спорт и установить еще один мировой рекорд. Однако этот подвиг не единственный. Еще до этого он ехал с группой спортсменов с тренировочной базы, когда на горной дороге автобус заглох.
Водитель поставил машину на ручной тормоз и вышел осмотреть двигатель. В этот момент тормоз отказал, и автобус покатился в пропасть. Карапетян сидел ближе всех к кабине водителя. Он разбил стекло, запрыгнул на водительское сиденье и, выкрутив руль,
развернул автобус поперек дороги, чем предотвратил катастрофу.
А в 1985 году он проник в горящее здание и вынес из огня несколько человек во время пожара в спортивно-концертном комплексе в Ереване. Шаварш Карапетян не видит  ничего удивительного в своей судьбе. Ненормальным, с его точки зрения, было бы
безразличие в тех ситуациях, где другим нужна помощь.

Порог героизма
Будем надеяться, что мы все-таки способны, если захотим, отличить добрые цели от дурных. Как узнать, достанет ли у нас мужества стать героем? «Думаю, правильнее всего говорить о героизме, когда человек совершает нечто превосходящее его возможности: физические, психические, духовные», - полагает экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. Дмитрий Леонтьев добавляет, что возможности у нас разные, а потому и «порог героизма» индивидуален. Об этом, в сущности, исторический анекдот, пересказанный психологом Виктором Франклом: «Во время Первой мировой войны военный врач, еврей, сидел в окопе со своим приятелем- неевреем, полковником-аристократом, когда начался сильный обстрел.
Полковник поддразнил приятеля, сказав: «Боитесь ведь, а? Еще одно доказательство превосходства арийской расы над семитской». «Конечно, боюсь, - ответил врач, - но что касается превосходства, то если бы вы, мой дорогой полковник, боялись так, как я, вы бы давно уже удрали».

Психологии героизма посвящено не так много исследований. Изучать ее нелегко: нельзя же из научного любопытства создать в лаборатории реальную угрозу жизни. Поэтому героическое поведение исследуют «задним числом», что, по мнению Дмитрия Леонтьева, не всегда ведет к успеху: «В каком-то смысле героический поступок создает новую личность. И возвращение назад, к моменту проявления героизма, не обязательно дает нам знания о психологии человека, его проявившего».

Тем не менее есть вполне убедительные классификации героизма. Психолог Синтия Пьюри, к примеру, предлагает выделять три типа отваги. Первый – физический героизм, когда человек рискует жизнью либо здоровьем ради высоких целей. Второй тип -  моральный героизм, когда человек идет наперекор общепринятым нормам и правилам. Характерный пример – герой пьесы Александра Гельмана «Протокол одного заседания» (и снятого по ней фильма «Премия»), который требует не премировать его бригаду, поскольку премия не заработана.
И наконец, героизм витальный. Он подразумевает преодоление человеком собственных физических или психических недостатков (фобий, зависимостей), даже без особых
последствий для окружающих. Самым ярким примером может служить судьба британского ученого Стивена Хокинга. Боковой амиотрофический склероз полностью лишил его возможности двигаться и говорить, но Хокинг не только не сдался, но и стал
одним из крупнейших физиков современности. Конечно, Хокинг-уникум, но любой инвалид, который, преодолевая свои ограничения, живет полной жизнью и радуется каждому дню, или алкоголик, раз и навсегда бросивший пить, - тоже герои.

Профессиональные герои
Работа многих людей - спасателей, пожарных, полицейских - непосредственно связана с риском. И те, кого раньше было принято называть «людьми героических профессий»,
находятся под пристальным наблюдением психологов, стремящихся лучше понять истоки героического поведения. «Одна из важнейших характеристик таких людей - стрессоустойчивость, - объясняет Дмитрий Леонтьев. - А если говорить шире, то жизнестойкость». По мнению психолога Сальваторе Мадди, который ввел это понятие в научный обиход, жизнестойкость включает в себя три компонента: убежденность, что быть в гуще событий полезнее, чем оставаться в стороне; понимание, что попытка влиять на события всегда предпочтительнее пассивности; и наконец, принятие риска, готовность действовать без гарантии положительного результата. Те, кто обладает таким набором качеств, устойчивы к стрессам и в экстремальных ситуациях действуют быстрее и эффективнее. Но можно ли считать их действия героизмом? «Выносить людей из огня - часть работы пожарного, а совершать аварийные посадки - работы пилота, - рассуждает Дмитрий Леонтьев. - И когда в экстремальной ситуации они ведут себя безупречно, это заслуживает глубочайшего уважения. Но они делают именно то, что и должны делать,
к чему их готовили - а не выходят за рамки собственных возможностей. Вспомним «Семнадцать мгновений весны»: Штирлиц - рыцарь без страха и упрека, но он выполняет
свою работу. А настоящий герой - профессор Плейшнер».

Характер или среда?
Существуют ли свойства характера, повышающие вероятность героических поступков? «Подвиг непредсказуем, и я бы не стал говорить о конкретных чертах, - отвечает Дмитрий
Леонтьев. - Скорее можно искать внутренние источники героизма. Когда ситуация требует вжаться в землю, герой встает во весь рост. Он преодолевает сопротивление обстоятельств, собственного тела и собственной психики. Такой поступок невозможен без точки опоры. Но ее не найти вовне. Герой обретает точку опоры внутри себя, в  собственной философии, в своей системе ценностей».
Психолог Филип Зимбардо тоже не склонен объяснять героизм чертами характера. Он полагает, что героизм имеет больше отношения к среде, чем к личности, и, если создать нужные условия, многие будут вести себя как герои. Зимбардо руководит образовательным проектом «Вообразить себя героем». Его цель - убедить детей и подростков, что героизм - не удел избранных (героев в античном понимании), что героем может - а в иных ситуациях и должен - стать каждый.

«Мне кажется, что экзистенциальное понимание героизма как преодоления внутренних ограничений противоречит идее Зимбардо, - говорит Светлана Кривцова. - Готовность к подвигу годами воспитывали в советских детях, но результатом этих усилий стало
ощущение, которое выразил Веничка Ерофеев: «Я согласился бы жить на земле целую вечность, если бы мне прежде показали уголок, где не всегда есть место подвигам». Возможно, готовность к подвигам - не самая верная цель? Тем более что сегодня одни становятся героями, потому что другие не выполнили свои обязанности. «Мы восхищаемся героизмом, к примеру, летчиков, посадивших неисправный самолет, - говорит Валерий Губин. - Но ведь этот самолет отлетал свое еще 10 лет назад и вообще
не должен был подниматься в воздух. Многие подвиги порождены нашей общей безответственностью. И их сокращение было бы свидетельством нормального развития общества».

Герой Сергей Сотников
Аэропорт Ижма официально перестал существовать в 2003 году. В обязанности единственного оставшегося сотрудника, Сергея Сотникова, входило поддержание в рабочем состоянии только вертолетной площадки. Взлетно-посадочная полоса вертолетам не нужна, но на протяжении десяти лет Сотников каждый день приводил и ее в порядок: чистил, вырубал пробивавшийся сквозь бетон кустарник. Гонял местных жителей, складывавших на полосе заготовленные дрова. Зачем? «Просто для себя. Чтобы приятно было», - сказал сам Сотников в одном из интервью.
7 сентября 2010 года на борту самолета, выполнявшего рейс из якутского аэропорта
Полярный в Москву, из строя вышло все электрооборудование. Не имея даже представления, где они находятся, пилоты решили снижаться для аварийной посадки. И, выйдя из облаков, вдруг обнаружили свободную полосу. Она оказалась слишком короткой для Ту-154, и самолет съехал в подлесок. Но в остальном посадка прошла почти идеально, никто из 72 пассажиров и 9 членов экипажа не пострадал. Сергей Сотников был награжден почетными грамотами Республики Коми и Федерального агентства воздушного транспорта, стал лауреатом премии «Своя колея» имени Владимира Высоцкого, а пользователи одного из популярных сайтов в знак признательности собрали 300 тысяч рублей и подарили ему снегоход.

Один подвиг и вся жизнь
Современное понимание героизма предполагает скорее не один конкретный поступок, а общую линию поведения, в один голос говорят эксперты.
«Однажды я был свидетелем задержания преступника, - приводит пример Валерий Губин. - Он шел прямо на милиционера, наставившего на него пистолет. Шел с ухмылкой и цедил: «Ну что, стрелять будешь? Стреляй!» Мне вдруг пришло в голову, что этот человек - безусловный герой в своей системе координат. И что героизм одного конкретного поступка возможен для каждого. Это природное, почти животное проявление. А человеческое – это любовь, терпение, доброта. Их не утвердить одним шагом, их нужно утверждать всей жизнью». «Свобода, добро, любовь не имеют причин в человеческой природе. Они сохраняются до тех пор, пока мы прилагаем усилия, -добавляет Дмитрий Леонтьев. - И хотя повседневный героизм - скорее метафора, тот, кто каждый день за шиворот поднимает себя над собой, - настоящий герой». «Мы можем быть довольны своим поступком и даже гордиться им, если мы доросли до него, если усилия адекватны нашим возможностям, хотя это и не подвиг, - объясняет Светлана Кривцова.

Подвиг же там, где ресурсы уже на нуле. Самый большой героизм – героизм «быть», когда уже нет «могу». Просто быть, изо дня в день, когда действительно невозможно, нет сил, нет здоровья. Не спиться, не отступить, не впасть в депрессию - быть». Пытаясь приблизиться к пониманию героизма, я спрашивал своих друзей и коллег, кого они считают сегодняшними героями (о тех, кого называли чаще других, мы написали в этой статье). Оказалось, настоящие герои для нас - те, кто проявляет мужество каждый день. И более того, считает невозможным поступать иначе. Не уверен, что моему племяннику это понравится. Зато он узнает, что герои есть не только в вымышленном мире, хотя их не всегда легко распознать.

Автор Юрий Зубцов

Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика