spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Психология arrow Статьи arrow Бессознательные потребности

Бессознательные потребности

E-mail
(33 голосов)

Иногда мы можем всю жизнь гнаться за признанием, которое было так необходимо в детстве или за тем чего у нас не было, например простого велосипеда.

Возможно, в твоем случае это был вовсе не велосипед. Допустим, кукла Барби - самая настоящая, с гнущимися руками-ногами, шелковистыми волосами и в модном платье, а не та дешевая подделка, которую подсунули родители на день рождения. А может, что-то совсем нематериальное - например, невнимание мальчиков, несостоявшийся медленный танец на дискотеке, звание «первой девочки в классе», которым наградили не тебя. Главное, это была вещь совершенно необходимая в тот отрезок времени, чтобы почувствовать себя достаточно круто в социальной группе, где хотелось получить признание. Пройдет ли бесследно эта травма? И так ли уж вредно стремление во что бы то ни стало восполнить пустоту?

Хочу то, не знаю что
Никто появляется на свет с желанием иметь «бентли» или даже велосипед, считает психолог и групповой психотерапевт Зоя Звягинцева. «Младенец рождается, не зная,
кто он, чего хочет, что чувствует, - объясняет специалист. - Приходит мама и помогает ребенку своим взрослым знанием и сочувствием. Она говорит: ты плачешь, тебе страшно, ты хочешь есть, я дам тебе еды, возьму на руки - и тебе станет хорошо». Мама называет чувства и потребности, объясняет, как с ними обходиться. Она делает бессознательные желания малыша осознаваемыми, учит способам их удовлетворения. Затем ребенок вырастает, появляются новые потребности: свобода, уважение, игра, творчество, общение со сверстниками и признание в их среде. «Он снова испытывает дискомфорт, если эти потребности не удовлетворяются, - продолжает психолог. - И хорошо, если рядом по-прежнему есть значимые взрослые, родители, учителя, которые могут называть эти желания, научить ребенка подходящим способам их удовлетворения, иначе ему приходится самому придумывать и находить их».

Каждому родителю знакомы требования: «Мама/папа, купи ЭТО». Но, по большому счету, детям нужны не новые куклы, машинки, айфоны и планшеты, а внимание, любовь, развлечения, доверие, уважение, личное пространство, самовыражение и свобода. «К сожалению, зачастую родителям «некогда», и купить требуемый подарок - самый простой способ отвязаться, создать видимость удовлетворения. Таким образом дети учатся считать, будто вещи равно любовь, развлечение - равно компьютер, уважение - крутые гаджеты или модная одежда», - резюмирует Зоя Звягинцева.


Когда такой ребенок вырастает, то становится взрослым лишь по внешним признакам и паспортным данным. Потому что внутренней взрослости - умения осознавать свои желания, понимать потребности, находить гармоничные способы их удовлетворения - у него по-прежнему нет. Зато есть смутные объекты желания: например, статусная машина или кругосветное путешествие, муж-бизнесмен, престижная должность и тому подобное.

Не всегда и не обязательно это совпадает с детскими мечтами, хотя является отголосками «нежного возраста». По словам психолога, главная отличительная черта такого смутного желания - то, что на вопрос «зачем тебе это?» очень редко можно получить вразумительный ответ.

Причуды памяти
Непосредственно с феноменом компенсации наших «велосипедов» связан один из любопытных эффектов в психологии - эффект незавершенного действия, более известный как эффект Зейгарник. Он назван так в честь Блюмы Зейгарник - психолога, доктора психологических наук, профессора психологического факультета МГУ, крупнейшего специалиста в области патопсихологии. Суть его в том, что мы гораздо лучше запоминаем действия, которые по тем или иным причинам оказались прерваны. Идея эксперимента, благодаря которому и было сделано открытие, возникла в 20-е годы XX века у преподавателя Зейгарник, германо-американского психолога Курта Левина, в тот самый момент, когда оба специалиста сидели в небольшом кафе, обсуждая научные проблемы. Ученый обратил внимание на официанта, легко запоминавшего заказы клиентов - без всякой записи, на память. На замечание по поводу удивительной памяти тот пожал плечами, сказав, что никогда ничего не записывает и никогда не забывает. Тогда психологи попросили его перечислить, что выбрали посетители, которых молодой человек
обслуживал до них и которые только что ушли из кафе. Официант растерялся и признался - не может этого сделать. Так возник замысел: проверить экспериментально, как влияет на запоминание завершенность или незавершенность действия. Зейгарник предположила, что после того как клиенты расплатились, у официанта больше нет необходимости помнить заказ, но пока этого не произошло, он должен держать все в голове. По всей видимости, заключила она, человек по-разному запоминает законченные и незаконченные действия.

Опыты подтвердили это. Испытуемым предлагали за ограниченный промежуток времени решить интеллектуальные задачи. Зейгарник сидела рядом и периодически под разными предлогами специально прерывала выполнение некоторых, хотя участники эксперимента считали, что это происходит ненамеренно. Количество завершенных и незавершенных заданий было одинаковым. По прошествии нескольких дней испытуемых попросили припомнить условия всех своих задач. Здесь и обнаружилось: люди в два раза лучше запоминают действия, выполнение которых было прервано. То есть определенный уровень эмоционального напряжения, не получившего в условиях незавершенного действия разрядки, способствует его сохранению в памяти. Этот вывод лег в основу одного из главных тезисов гештальтпсихологии: стремление психической деятельности к завершенности проявляется в том, что неоконченное действие и невыполненное намерение оставляют след в виде напряжения в системе психики. Это напряжение стремится разрядиться - в реальном или символическом плане. По этой причине взрослый человек может вдруг купить себе игрушку, о которой он мечтал в детстве.

Молчание ягнят
По мнению психолога и коуча Екатерины Джабар-Заде, корень стремления к компенсации следует искать во фрустрации - эмоциональном состоянии, которое возникает у человека после неудачи, неудовлетворения какой-либо сильной потребности. «Реакция людей на подобные трудности может быть разной, - комментирует специалист. В одних случаях фрустрация мобилизует на достижение желаемого и усиливает мотивацию - это гиперкомпенсация. В других случаях человек может вообще отказываться от деятельности. В третьих - пытаться уйти от неудовлетворенности путем замещающих действий, то есть компенсаций».

Термин «компенсация» ввел Зигмунд Фрейд, определив его как бессознательную попытку человека преодолеть свои реальные и/или воображаемые недостатки. В дальнейшем этим механизмом плотно занимался психолог Альфред Адлер, сформулировавший, что компенсация позволяет возместить не только физические недостатки, но и субъективное чувство неполноценности, которое развивается из ощущения собственного психологического или социального бессилия. То есть компенсация и гиперкомпенсация - не что иное, как формы наших защитных механизмов, сглаживающие углы, когда мы страдаем от неполноценности.

Но всегда ли незавершенные действия и фрустрация превращают нас в путешественников по замкнутому кругу, вращающих колеса своих нереализованных «велосипедов»? По мнению, Екатерины Джабар-Заде, компенсация и гиперкомпенсация - одни из самых здоровых и созидательных защитных механизмов: «Компенсация помогает найти альтернативный путь получения удовлетворения, толкает человека на творческий поиск и обычно приводит к хорошей адаптации. Так, вместо развития недостающего качества мы начинаем интенсивно совершенствовать то свойство или признак, с которым и так нет проблем. Гиперкомпенсация, в свою очередь, развивает слабые стороны личности через тренировки».

Как за каждым «бентли» скрыт такой желанный, но недоступный велосипед, так за многими миллионными счетами стоит голодное детство в провинции, а за всемирной популярностью - статус лузера в школе. Кем бы мы были, если бы не эта жажда наконец получить желаемое? Важно лишь не упустить момент осознания: пятнадцатая по счету кукла Барби или очередной заработанный капитал не ценны сами по себе и не заполняют пустоту, образовавшуюся отнюдь не вчера и совершенно по иным причинам. Зоя Звягинцева предлагает помнить, что мечты - это всегда маячок, указывающий на наши потребности. «Но ни в коем случае мечты не являются потребностями сами по себе - они лишь стратегии достижения желаемого, - добавляет специалист.

Хорошая новость заключается в том, что для удовлетворения каждой потребности есть миллион разных способов». Если чувствуешь, что в тебе сидит какой-то «велосипед», психолог советует проделать простое упражнение. Напиши на листке свое заветное желание. Затем ответь на вопросы: какие важные для меня потребности будут удовлетворены с помощью реализации этого желания? Какие важные потребности, напротив, не удовлетворяются, когда это желание реализуется? Наконец, придумай три или больше альтернативных этому желанию способа удовлетворить как потребности из первого списка, так и из второго. Есть ли в этом списке что-нибудь, что можно сделать прямо сейчас? Если нет, стоит изобрести несколько способов, реальных в ближайшее время. За многими крупными состояниями кроется голодное детство.

Автор Юлия Сивакова

Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика