spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Развитие личности arrow Лидерство arrow Тед Тернер - рискованный

Тед Тернер - рискованный

E-mail
(1 голос)

Риск всегда сопряжен с неизвестностью. Люди, которые органично чувствуют себя в неопределенных ситуациях, отличаются уверенностью в себе и высокой самооценкой. Они чувствуют себя в безопасности в незнакомой обстановке. Дети, которых растят сверхзаботливые родители, не любят рисковать. Они боятся неизвестности. А тем временем, служащие, которые никогда не были близки к поражению, не смогут эффективно действовать в областях высокого риска, таких как инновации и предпринимательство.

Профессиональные учебники определяют предпринимательство как синоним риска. Это подтверждают последние исследования, пришедшие к выводу, что самых выдающихся успехов добиваются рискующие предприниматели. "Они самые преуспевающие люди. Они эффективно исполняют свою работу, лидируют в своей области и достигают самых высоких руководящих постов. Они также достигают самых высоких доходов и уровней прибыли, напрягаясь при этом меньше других" (“Пипл”, 1982). Это неудивительно, поскольку никто и никогда - ни в жизни, ни в бизнесе не достигает ничего, не пойдя наперекор общепринятым взглядам. Прогулка на заднем дворе не особо стимулирует, хотя и безопасна. Пикирование в небе и восхождение в горы впечатляет намного больше, но и степень риска возрастает во много раз.




Тед Тернер олицетворяет настоящего рискующего бизнесмена. В 1970 он рискнул свои бизнесом рекламных объявлений для поддержания убыточной телевизионной станции "Ти-Би-Эс", вещавшей в дециметровом диапазоне. Затем он рискнул станцией для финансирования "Атланта Брэйвз" и "Атланта Хоукс". Позже, он рискнул целой организацией, стоившей 100 млн. дол. для того, чтобы создать "Си-Эн-Эн”: Вновь Тернер рисковал всем, когда попытался финансировать "Си-Би-Эс и чуть не потерпел крах в ставшем впоследствии чрезвычайно успешным проекте "Эм-Джи-Эм". Для большинства его служащих, средств массовой информации и семьи подобный риск был очень значительным. Для Теда он не был чрезмерен, поскольку в его понимании бездействие - больший риск. По его словам: "Ты должен пользоваться шансами и подстегивать себя, потому что у тебя нет в запасе пятидесяти или ста лет для того, чтобы построить финансовую базу, такую, как у "Тайм" или "Си-Би-Эс"." Друг семьи, Ирвин Мэйо, характеризовал Тернера:
- "Тед всегда будет бросать кости, все больше, больше, больше. Даже в юности он часто преступал дозволенные пределы".

Хелен Келлер говорит: "Жизнь - это либо ежедневные приключения, либо ничто". Исследователь психологии “искателей приключений" Фрэнк Ферли обнаружил, что "искатели приключений с "большим Т" (высоким уровнем тестостерона), рискуют и ищут приключений ради возбуждения, которое обретают, сотворяя что-то". Их принцип - сначала прыгнуть, а потом посмотреть. Для них риск выглядит рациональным и просчитанным, тогда как другие воспринимают его как в высшей степени спекулятивное и опасное предприятие. Поэтому, риск - это категория, зависящая от личного восприятия. Исследования показали, что искатели приключений, совершающие восхождение на Маттерхорн, испытывают меньше беспокойства, чем обычный пешеход на Манхеттене.

Альпинист рационально анализирует весь потенциальный риск и возможные опасности и поэтому очень тщательно планирует каждое свое действие. У пешехода на Манхеттене такого плана нет - он находится в зависимости от окружающей обстановки - водителей такси, автобусов, других пешеходов и велосипедистов. И даже использование пешеходом всех своих навыков не дает такой же степени безопасности, какую имеет опытный скалолаз, планирующий каждое свое действие.

Предприниматели и инноваторы умеют позитивно использовать то, что перестраховщики называют "рискованными возможностями". Проведенное в 1984 году исследование психологических мотиваций показало, что достигшие успеха предприниматели "имеют тенденцию испытывать возбуждение, сродни наркотическому. У них азартная кровь... Страх перед поражениями не парализует предпринимателей, как это происходит с другими типами людей". У Теда Тернера был образ мышления игрока, также как и у Билла Лира, Билла Гейтса и у большинства других личностей, рассмотренных в этой книге. Тернер всегда жил на краю. Когда у него спрашивали почему, он отвечал: "Лучший совет - никогда ничего не делать. У вас никогда не будет неприятностей, если вы ничего не будете делать. Но, в таком случае вы ничего и не достигнете. Слабый сердцем никогда не завоюет прекрасной дамы" (Виттмор, 1990).
Инвестор, который никогда не начинает действовать прежде чем не получит статистического подтверждения своего выбора, атлет или политик, которые бездействуют, опасаясь провала, до тех пор, пока не станет слишком поздно, бизнесмен, который ждет, пока точно не будет известно о существовании рынка сбыта - обречены на посредственность, в чем виноваты их вера в ложную рациональность и страх перед поражением.
Джордж Гилдер
"Богатство и Власть
.
"Веди, следуй или уйди с дороги”, - это жизненное кредо Теда Тернера как в бизнесе, так и в личной жизни. Это также заголовок его биографии, написанной Кристианом Уильямсом в 1981 году. Проникнуть в психологию Тернера Вильямсу помог тот эпизод из жизни Теда, когда он в качестве члена команды “Тенешос” (“Упорные”) участвовал в трагической регате “Фастнет Рэйс” и стал победителем в 1979 году. Тернер вышел за рамки здравого смысла и подверг опасности свою жизнь и жизни членов своей команды, подняв все паруса в самом сердце шторма. Две трети лодок были потеряны. Он отказывался уступать стихии и мчался на всех парусах к финишу, несмотря на угрожающий жизни людей ветер, который уже погубил пятнадцать человек. Однако для Теда Тернера риск не был неодолимым испытанием на пути к достижению дели.

Тернер изменил лицо телевидения, следуя своему девизу “Веди, следуй или уйди с дороги”. Это никогда не было более очевидным, чем в случае, когда он предъявил ультиматум операторам кабельного телевидения, которые колебались в вопросе присоединения к нему в трудные дни запуска “Си-Эн-Эн”. Кончилось тем, что Тернер стал работать без операторов кабельного телевидения, потому что его нетерпение и стремительность не могли смириться с их нерешительностью. Они считали “Си-Эн-Эн” большим риском. Тернер считал это еще одним просчитанным шахматным ходом на пути к доминированию в телевещательвых средствах массовой информации. Время доказало, что его риск был оправдан. Всего лишь через пятнадцать лет Тед стал Великим Моголом средств массовой информации, что побудило “Тайме” назвать его “Человеком года-1991”.

Был ли Тернер предуготован в создатели первой вещательной станции спутникового кабельного телевидения, или первой сети кабельных круглосуточных новостей? Ни в коем случае. Он был скромным оператором, обладал относительно небольшими ресурсами для того, чтобы вступить в игру с высокими ставками и кроме того, не имел абсолютно никакого опыта в индустрии телевизионных новостей. Однако Тед Тернер не знал, что не может этого сделать и потому смог. Он знал недостаточно для того, чтобы испугаться и не особенно прислушивался к предсказаниям экспертов. Он превратил обанкротившуюся станцию в Атланте в Суперстанцию, “Чикн Нуддл Нетворк” (“Си-Эн-Эн”) - четвертое громкое имя в Соединенных Штатах, а погребенную в запасниках видеотеку “Эм-Джи-Эм” - в сенсационное еженедельное шоу кабельной станции “Телесеть Тернера”.

Ирония судьбы в том, что этот добившийся исключительного успеха на ТВ человек, по его собственным словам, ненавидит телевидение - он не провел и сотни часов за телевизором до того, как запустил свою Суперстанцию. Основные телевизионные сети - “Эй-Би-Си”, “Си-Би-Эс” и “Эв-Би-Си” - в те дни имели годовой бюджет от 100 млн. до 150 млн. дол. для производства тридцатиминутных новостей, вещаемых шесть дней в неделю. Все состоящие Тернера в то время составляло 100 млн. дол., включая -“Атланта Брэйвз” (“Смельчаки Атланты”), “Атланта Хоукс” (“Ястребы Атланты”), телестанцию “Шарлотт”, радиостанцию “Атланта” и Суперстанцию. На заре своего существования “Си-Эн-Эн” была в сто раз меньше ведущих телесетей. Через десять лет они лишь вдвое превышали ее размеры. Тернер утверждает, что обгонит их к концу века.

Тернер понимал, что ему не выдержать долгого состязания с другими телесетями из-за недостатка ресурсов. Этот фактор стал движущей силой его мании к приобретениям. Он пытался получить уникальный программный материал и время для того, чтобы выдерживать конкуренцию с акулами новостей. Его служащие, промышленные лидеры и консультанты говорили, что он сошел с ума. Они не верили, что он выдержит конкуренцию. Хенк Виттмор писал о запуске “Си-Эн-Эн” в книге “Си-Эн-Эн - изнутри”: “Для многих его служащих этот шаг был близок к безумию, действиям сумасшедшего”. Ближайшие соратники советовали ему забыть об этом. Терри Мактьюрк, один из его вице-президентов, вспоминает момент интроспекции у Тернера незадолго до запуска “Си-Эн-Эн”: "Неужели я и впрямь сумасшедший? Зачем я это делаю? Я начинаю это дело, имея 100 млн. дол.! Неужели я полностью потерял рассудок?"

Но это состояние было недолгим, и он двинулся вперед к страстно желаемой цели в неподражаемом стиле настоящего дальновидного предпринимателя. Он создал одну из самых великих инноваций в индустрии телевещания, подобной которой не происходило с момента создания телевидения. Его успех поверг в шок экспертов. Они неоднократно предрекали ему поражение и заставили Теда прилагать весь свой дар убеждения для того, чтобы люди начали вкладывать деньги в “Си-Эн-Эн”.

Дж. Кристофер Берне из “Вашингтон Пост” был одним из его основных критиков. Он предрекал скорый коллапс “Си-Эн-Эн”, потому что считал, что новости - это дело исключительно сетей телевещания: Причина, по которой Тед Тернер решил зайти так далеко в том, что он делает, состоит в том, что он, пожалуй, не понимает проблемы. Он вообще не уделяет ей внимания. Кабельная индустрия высказывает сомнения в том, что Тернер вообще понимает, что не сможет выйти невредимым, после того как связался со сложной системой новостных программ (Виттмор, 1990).

Тед был настолько раздражен, что решил послать Бернсу мертвую ворону и вилку в качестве подарка после запуска 1 июня 1980 года. Однако его приближенные убедили его отпраздновать победу менее агрессивно, что было не так то просто, учитывая боевую натуру Тернера.

Запуск спутника “Сэтком-1”, произведенный “Эр-Си-Эй” в 1975 году был технологическим прорывом и определил помыслы и усилия Тернера на следующие пятнадцать лет. Тед увидел многочисленные возможности вещания телепрограмм при помощи этого нового передающего средства. Эти возможности были упущены большинством телевизионных руководителей, или же они просто побоялись встать на путь инноваций.

Стремление к доминированию на региональном телевидении определило покупку им бейсбольной и баскетбольной команд и, позднее, видеотеки фильмов “Эм-Джи-Эм”. Тернер смотрел далеко вперед, в свойственном ему стиле дальновидного инноватора, тогда как эксперты сосредоточили свое внимание на прошлом и настоящем. Он предвидел великое будущее в то время, как они защищали безопасное настоящее.

Первая инновация Тернера - создание Суперстанции - была ориентирована на достижение сельских регионов, которые обычно игнорировали телесети. Эта стратегия была началом его изменчивой и противоречивой карьеры в индустрии телевещания.

Телевещательное сообщество сочло Тернера опасным человеком, за которым нужно присматривать с того момента, как он посягнул на святыни их сферы деятельности. Затем он привел в ярость и лидеров других отраслей, интересы которых были затронуты в программах его Суперстанции. Голливуд считал его новым Робин Гудом, который воровал их потенциальных клиентов и давал зрителям кабельного телевидения возможность “бесплатного” просмотра фильмов. Владельцы телесетей называли его предателем с того момента, как он проигнорировал лицензионные стандарты телевидения. Он завоевывал их исконные рынки.

Владельцы бейсбольных и баскетбольных команд чувствовали, что он вторгся в их владения, начав трансляции матчей своих команд в их городах. Но все же Теду удалось найти много друзей среди зрителей, предлагая им новые дешевые развлекательные программы. Его “созидательное разрушение” было направлено на улучшение общества, даже несмотря на то, что против него восстали легионы врагов, представлявших индустрии телевещания и развлечений.
Личная история
Тед Тернер родился в Цинциннати, штат Огайо, 19 ноября 1938 года. В шесть лет его отдали в детскую школу закрытого типа в Цинциннати из-за того, что семья получила военное назначение. Согласно его биографии, там он познал, что значит быть отвергнутым и беззащитным. Его воспоминания показывают, насколько глубокий след пребывание в школе оставило в его психике. Недавно Тед рассказывал Дэвиду Фросту о физических избиениях со стороны отца в детстве. Закончилось это тем, что однажды они поменялись ролями. Когда это произошло, Тед упал и заплакал. Между отцом и сыном сложились отношения любовь - ненависть, что стало основным фактором, повлиявшим на развитие личности Теда и его стремлений.

Семья переехала в Саванну, Джорджия, когда Теду было девять лет. Большую часть своей юности он провел в двух различных военных академиях, учась выживать во враждебной среде соучеников, которые не принимали его. Забавно, что ученики этих южных школ называли будущего янки - “Уста Юга” и отказывались принимать его в свои игры. Старшие школьные годы он провел в “Маккалли”, военной академии города Чаттаннуга. В это время он выиграл дискуссионный чемпионат Теннесси, но никогда не был счастлив. Джуди Най, первая жена Теда, сказала: “Он ненавидел само пребывание там”.

Тед никогда не был хорош в командных видах спорта или других физических соревнованиях из-за нарушенной координации движений. Он бунтовал против социальных взаимоотношений и погрузился в чтение. Очень рано он начал читать греческих классиков; его героями были Александр Великий, генерал Джордж Паттон и Гунн Аттила. Молодые годы Тернера и Фреда Смита очень схожи: и обучение в частных школах, и географическое положение, и герои, и образование. Александр стал центром системы ценностей Тернера. Смерть Александра после победы в споре о том, сколько он может выпить с его людьми (шесть кварт вина), произвела незабываемое впечатление на юного Теда, Тернер соперничал с Александром в Брауне, когда выиграл пари, выпив бутылку “Шива” за десять минут. Александр от своего победоносного завоевания умер. Тернер жил для того, чтобы конкурировать вновь.

Отец Тернера любил своего сына, но считал, что отсутствие защищенности окажет позитивное влияние на развитие Теда. По словам Джуди Най: “Он хотел, чтобы жизненное положение Теда в детстве было ненадежным, поскольку считал, что ненадежность формирует величие. Если положение Теда будет ненадежным, то это заставит его сражаться” (Уильямс, 1981). Кажется, это сработало. Вот что говорил Тед Дэвиду Фросту в октябре 1991 года:
"Вряд ли можно найти где-либо человека, достигшего иного, которого бы не.., побуждало к этому, хотя бы отчасти, чувство незащищенности”.

В юношестве Тед был любителем гонок на яхтах и часто при этом рисковал. Он получил прозвища “Плавучий Тед” и “Морской волк”, потому что постоянно плавал на лодке. Его мать рассказала историю о том, как его спасали на вертолетах после крушения возле одного из островов. Любовь Теда к плаванию привела к тому, что он поначалу захотел учиться в колледже в Аннаподисе. Отец намеревался отдать его в школу “Айви Лиг”, сошлись на Гарварде, но Гарвард его не принял. Тогда он поступил в Браун и стал настоящим плейбоем, мстя за то, что его отвергали в прошлом.

Благодаря тому, что в детстве он читал классику, гуманитарные предметы в Брауне давались ему без труда. Получив резкое письмо отца, где он ругал его в выражениях типа “ты скоро станешь болваном” и “ты находишься в руках обывателей”, Тед переключился на экономику (Уильямс, 1981).

Тед и его одноклассник Питер Джеймс были в первых рядах волокит в Брауне. Единственное, что хоть немного охладило его пыл к женщинам, было вступление в команду парусного спорта. Он был преданным завсегдатаем всевозможных вечеринок. На втором курсе он был лишен права посещать колледж в наказание за хулиганский поступок в местном женском колледже. Во время этого шестимесячного исключения из школы он работал в береговой охране. Он вернулся в Браун, но на последнем курсе был исключен, потому что его застали с женщиной в комнате.

Тед всегда выказывал непочтительное отношение к властям и нарушал устои и традиции. Он был непослушным с детства. Из-за этого его исключили из братства “Каппа-Сигма”. Стивен Либерман, глава братства, сказал: “Он был просто сумасшедший парень”.
Бизнес и личное выживание - "Отважный капитан"
Тед Тернер доказал, что является истинным инноватором, без колебаний разбивавшим зеркало традиций. Он создал две революционных инновации - Суперстанцию и “Си-Эн-Эн” - без какой-либо моральной поддержки со стороны семьи, служащих, средств массовой информации, лидеров индустрии. Его самый блестящий успех в бизнесе, к сожалению, мало известен, однако его можно поставить в один ряд с величайшими достижениями в бизнесе. Это была его первая возможность утвердить себя в мире бизнеса, а потребовала этого трагическая смерть отца в 1963 году.

Теду было двадцать четыре года и он работал продавцом в семейном бизнесе рекламных объявлений, когда отец покончил с собой. Отец завещал семейный бизнес Теду, в приступе садистской иронии заметив, что продал дело конкуренту. Обезумевший Тед неоднократно пытался доказать, что сделка недействительна. Бизнес рекламных объявлений был единственной связью Теда с отцом и единственным средством существования. Покупатель, огромный конгломерат и конкурент “Тернер Бильбордс”, однозначно отказался пересмотреть сделку. Тед был настойчив в своем стремлении расторгнуть сделку. Он отправился в Палм-Спринг, разыскал находившегося на отдыхе председателя и попытался заручиться его поддержкой. Председатель прогнал его, решив, что неопытный парень просто пытается сорвать на сделке побольше денег. Теда не воспринимали как серьезную угрозу из-за его наивности в большом бизнесе и репутации плейбоя. Подобное отношение преследовало Теда и в следующие двадцать лет, о чем его противникам потом еще долго приходилось сожалеть.

Безусловно, в то время Тед был неофитом в игре в корпоративный бизнес. Он не был искушен в тонкостях корпоративной политики. Он полагался только на свои инстинкты и интуицию, которые заставляли его играть в игру под названием “бизнес”. Как будто он участвовал в регате или вел войну. Его соревновательный дух сыграл решающую роль в выборе тактики, и он последовал примерам, о которых читал, когда был ребенком и в которые страстно верил. “Бизнес - это война”, - вот что стало его боевым кличем и философией.

Тед предпринял эксцентричный корпоративный маневр, которым могло бы гордиться ЦРУ. В двадцать четыре часа после очередной бесплодной попытки убедить председателя, Тед тайно подговорил всех служащих лизингового отдела компании отца. Как их босс, он проинструктировал их переделать все объявления об аренде (источник жизни этого бизнеса) на его новую фирму. А затем предъявил новым владельцам ультиматум. У них было две недели, чтобы аннулировать продажу компании, иначе он обещал сжечь всю документацию по аренде.

Фирма решила, что пора играть жестко, поскольку уже потеряла терпение с этим развитым не по годам мальчишкой. Зная, что у Теда нет денег, они наняли команду опытных юристов и сделали ему контрпредложение - они дают ему деньги и он отступается, или он, в свою очередь, отдает им ту же сумму, и они оставляют его в покое. Ставкой были 200 000 дол. Иначе фирма вынуждена будет призвать его к порядку при помощи судебных органов. Они решили преподать Теду урок в его же порывистом духе, предложив в течение тридцати секунд принять решение.

Большие мальчики сделали такую же ошибку, что и многие другие на протяжении последующих двадцати лет. Они просчитали, ошибочно, что у него есть только один выход - взять 200 000 дол. и исчезнуть. Своим неожиданным поступком Тед поверг их в шок. Он пошел в наступление вместо того, чтобы занять защитную позицию - классический военный маневр. Он сказал им: “Мне не нужны ваши тридцать секунд. Я заплачу вам 200 000 дол., а сейчас убирайтесь из моего офиса”. Шокированные и сбитые с толку опытные ветераны корпоративных войн капитулировали и согласились с ним. После этого он спросил своего финансового советника: “Где бы нам раздобыть 200 000 дол.?” Получилось так, что он смог расплатиться акциями вместо наличных. Они боялись, что стоимость акций возрастет до совершения сделки, а их жадность совпала с планами Теда, поскольку к финалу тяжбы он подходил без долгов.

Это был звездный час Теда Тернера и, безусловно, один из тех укрепляющих характер опытов, которые вселили в него невероятную самоуверенность, позволившую ему проворачивать одну сделку за другой, используя совершенный блеф. Этот опыт упрочил ту манеру ведения бизнеса, которую он использовал в течение следующих двадцати лет, и которая была недосягаема для других руководителей.

Он двигал горы, благодаря невероятной уверенности в себе, используя позитивную агрессивную наступательную тактику даже тогда, когда в этом не было необходимости.

Уверенность в своем всемогуществе возникла впервые вместе с тем ранним успехом в борьбе с корпоративным гигантом. Победа дала ему непоколебимую веру в себя и мужество для защиты собственных взглядов. Ему были необходимы стремление к большему и все ухищрения, намеки и рискованные маневры, имевшие место в будущих битвах с “Эр-Си-Эй”, “Эн-Би-Си”, “Си-Би-Эс”, “Тайм”, "Вестингхауо", Федеральной комиссией по средствам связи, операторами кабельных сетей, общественностью и всеми, кто был препятствием на его пути к успеху.
Победа "Отважного Капитана"
Тед, в конечном итоге, выиграл сложное судебное разбирательство 3 марта 1980 года, что позволило “Си-Эн-Эн” связаться со спутником “Сэтком-1”. Очередной блеф, приведший к победе, может быть материалом для голливудского кинофильма, поскольку Тернеру пришлось угрожать, умасливать, ходатайствовать и даже прибегнуть к легальному процессу, чтобы запустить канал. Восьмичасовой судебный процесс против “Эф-Си-Си” был единственным путем получить возможность трансляции, и если бы его постигла неудача, то он стал бы банкротом. В конечном итоге, весной он получил спутниковое время и 1 июня 1980 года выпустил в эфир первые новости “Си-Эн-Эн”. Это было началом признания Теда Тернера как ярчайшего провидца в телевещательной индустрии и силы, с которой отныне придется считаться.

У Тернера спрашивали, как он смог создать “Си-Эн-Эн”, когда практически каждый, относящий и не относящий себя к этой индустрии, предрекал ему поражение. Он считал, что ему помогли в этом интуитивные способности и макропредвидение будущих рынков. Он связывает это чудо с тем, что у него не было никакого рыночного плана или документального основания, которые бы могли прояснить будущие его начинания.

Когда Тернера спросили, почему он не уделял достаточного внимания планированию будущих рынков, он ответил:
"Нет причины для изучения, если ваша идея имеет законченный вид. Вы должны быть уверены в своих собственных идеях. Я никогда не проводил рыночных исследований по Сети Кабельных Новостей, которая стоила мне всех денег до последнего пенни... Я делал свой собственный маркетинговый анализ" (Уильямс, 1981).

Тед Тернер доказал, что он является харизматическим лидером, подобно Гаргантюа. Сила его убеждения и магнетизм были легендарными почти в той же степени, что и у Фреда Смита из “Федерал Экспресс”. Джордж Бабик из нью-йоркского офиса “Си-Эн-Эн” говорил о Тернере: Если бы Тед предсказал, что солнце взойдет на западе завтра утром, вы бы посмеялись и сказали, что он ошибается. Но вы бы были встревожены. Вам бы не хотелось пропустить чудо (Виттмор, 1990).

Тед всегда был загадкой для своих друзей, персонала, и бывшей жены Дженни. Он проповедовал одну философию, а действовал по другой. Он говорил:
"Если ты не можешь сделать что-то первоклассно, то не делай этого вообще". И ему склонны верить, поскольку он тратил миллионы на свои парусные штучки и различные рискованные предприятия. Но его собственное поведение было часто диаметрально противоположным. По словам жены, он был невероятно бережлив. Он летал везде туристическим классом и сам себя подстригал, хотя его состояние составляло 100 млн. дол. Он лично стриг своих детей много лет подряд, даже когда стал сверхбогатым. Его жена рассказывала, как он ходил и выключал свет вслед за людьми, а чуть позже тратил миллионы долларов на какую-нибудь прихоть в бизнесе.
Характеристика поведения
Бунтарское отношение Тернера к плаванию под парусами было уникальным. Его иконоборческое поведение сформировалось в детстве, когда он получил репутацию “Ужасного Теда”. И этот имидж непокорного, с которым его невольно ассоциировали, он, похоже, решил усугубить. Он был ренегат, в юности известный как “Плавучий Тед”, эксцентричный подросток - “Уста Юга”, гонщик мирового класса в парусном спорте - “Отважный капитан” и бизнесмен, нарушающий традиции. Его диссидентское поведение достигло кульминации в 1977 году, когда он напился допьяна и упал со стула в ожидании презентации гонок на приз “Американский кубок”. Это привело в ярость элиту моряков - спортсменов и “пуританскую массу”. Бунтарское поведение привело его в мир бизнеса и во многом определило как его успех, так и большую часть его несчастий.

Тед Тернер - один из тех, кто находится между двумя типами, экстравертным и интровертным. Он получал энергию от возможностей внешнего мира, но также наслаждался миром чтения. Временами он проявляет общественную направленность, а иногда - территориальную - два показателя экстравертности и интровертности. Он прославился своими вечеринками и болтливостью, причем обе эти вещи были причиной неприятностей со средствами массовой информации. Стиль его руководства, основанный на интуиции и предвидении, позволял ему воспринимать мир, угадывая, что “может быть”.

Он позволял предчувствию, внутреннему чутью и интуиции направлять его, что дает возможность отнести его к действенно-инновационному типу личности. Он является инноватором с классическим темпераментом Прометея, который ищет правду и имеет дух первооткрывателя. Он получает стимулы, мотивы и энергию от самой борьбы в крупном масштабе и от того, что способен перехитрить традиционалистов, которые предрекают поражение. Говоря его словами: “Мне просто нравится, когда люди говорят, что я чего-то не смогу сделать. Ничто другое не заставляет меня чувствовать себя так хорошо, потому что всю мою жизнь люди говорили мне, что я не могу сделать то, что сделал” (Виттмор, 1990).

Кристиан Уильямс характеризовал Тернера как человека, который полагается на интуицию в большом плавании и при принятии деловых решений. Он прислушивается только к себе и всегда принимает продуманные или логически обоснованные решения, предпочитая их эмоциональным. Эти решения принимаются с уникальной быстротой. Работая в “Си-Эн-Эн”, он никогда не утруждал себя чтением контрактов, даже если они были направлены на инвестирование миллионов долларов, что во многом сходно с поведением Билла Лира. Это проницательное или “приблизительное” отношение распространялось, как правило, и на его спортивную и личную жизнь.

Он не терпел промедления, потому что всегда стремился преуспеть и был недоволен людьми, принимающими незаконченные решения. Например, он был нетерпим к людям, у которых был багаж. Однажды он сказал другу, который путешествовал вместе с ним: “Если ты захочешь отправиться со мной в поездку еще раз, то оставь этот чемодан дома”. Он считал, что ожидание в аэропорту - это ужасная потеря драгоценного времени. Эта черта характера является тем, что психологи называют “заболевание спешкой”. Это обычное явление среди предпринимателей и инноваторов, добившихся успеха.

Дэн Скорр из “Си-Эн-Эн” говорил о Тернере:
"Он был сгустком энергии. Он не прекращал движения ни на минуту, почти как животное, как тигр, никогда не оставаясь неподвижным" (Виттмор, 1990). Говорили также, что он очень невнимателен. Служащие “Си-Эн-Эн” рассказывали:
“Вести с ним беседу - это все равно, что пытаться поговорить с радио”. Виттмор в “Си-Эн-Эн” - история изнутри” сделал одно острое замечание об уникальной психологии Теда:
Возможно, что иным стимулом к действию, кроме неистощимой потребности добиваться большего, были крайняя незащищенность и уязвимость (Виттмор, 1990).

Это чувство незащищенности, которое тщательно внушал ему отец, видимо, было тем, что вынуждало Тернера все время “ходить по лезвию бритвы”. Гарри Хоган, один из исполнительных руководителей “Си-Эн-Эн”, поделился своими впечатлениями о первой встрече с Тедом: “Он невероятно энергичен, как непоседливый ребенок в канун Рождества”. Его “больной спешкой” образ мышления относится к тому же типу “А”, как и у других сверходаренных людей и является ключевым моментом загадки Тернера. Тед также выделялся жизненной энергией, которая окутывала его. Эта жизненная сила представляет собой ту же ауру или харизматическую энергию, которую можно найти у большинства его героев - Александра Великого, Наполеона, Ганди и Аттилы-Гунна.

Тед обладал энтузиазмом настоящего коммивояжера. Он был чрезвычайно упорным, что видно из его высказывания: “Я никогда ничего не бросаю незавершенным. У меня на лодке может быть множество флагов, но среди них нет белых. Я никогда не сдаюсь. Это история моей жизни” (Виттмор, 1990). Он агрессивный и боевой. Он считает, что “бизнес - это война” и использует стратегию и тактику великих воинов в деловых и личных отношениях.

Уверенной позицией Тернера мог бы гордиться Норман Винсент Пиэйл. Он превращал негативные комментарии своих оппонентов в позитивные стимулы. Это позитивное отношение ко всему передавалось его последователям и служащим. За ним было легко следовать, потому что он знал, куда идет. Всегда лаконичный, Тернер говорил: “Если мы потерпим неудачу”, - такого выражения нет в моем словаре. Я все время стараюсь продвинуться так далеко, как только смогу. Когда я карабкаюсь на холмы, я вижу горы. Затем я начинаю карабкаться на горы”. Собрав материал о личности Тернера и его манере держаться, Элвин Тоффлер подписал Тернеру экземпляр своей книги “Третья волна”: “Тед Тернер, я хочу встретиться в Вами. Вы - Третья Волна!” В нашем веке это действительно настоящий комплимент эксперта по “общественным изменениям”.
Склонность к риску
Тед Тернер сказал Джейн Фонда, когда встретил ее: “Я чувствую себя так, как будто постоянно нахожусь на войне, постоянно борюсь за выживание, рискуя всем, выкладывая все карты на стол”. С тех пор, как его отец безвременно покончил с собой, Тед находился в непрерывной гонке к победе любой ценой. Тед рискнул слабеющим рекламным бизнесом отца в 1963 году. Оказавшись в долгах, Теду пришлось продать плантацию отца и рискнуть всем своим наследством, чтобы спасти компанию. Он постоянно попадал в кризисное положение, но в конце концов ему удалось повернуть дело к лучшему. Затем он приобрел радиостанцию и нефункционирующую UHF-станцию. Совет директоров пытался удержать его от этих приобретений, а старый советник его отца ушел в отставку, поскольку считал, что Тед сумасшедший и его действия приведут к катастрофе. Однако Тед поступил по-своему и превратил телевизионную станцию, практически являвшуюся банкротом, в душу своей будущей империи.

Тед мечтал о создании огромной империи телевещания задолго до того, как начал осуществлять свой план, добиваясь прав на использование спутника. Он говорил: “Я пришел со своей идеей в систему кабельных новостей задолго до того, как Суперстанция стала спутниковой, потому что бизнес - как шахматная игра, и ты должен обдумывать несколько ходов вперед. Большинство людей этого не делают” (Виттмор, 1990). Именно такие люди в промышленности и средствах массовой информации находят его действия слишком рискованными. Он так не считал, так как уже имел основной план по достижению главной долгосрочной цели - доминировать в телевидении.

Тед ничего не знал о бейсболе, но купил бейсбольную команду “Атланта Брейвз” в 1976, потому что боялся, что команда может уехать из города. Это было частью его основного плана. Он не должен был позволять себе такие траты, но все же купил команду, заключив долгосрочные долговые обязательства и использовав для этого даже наличные средства команды. Ему удалось уговорить продавца, который хотел избавиться от проигрышной команды, дать возможность купить команду без наличных. С тех пор этот стиль действий стал характерен для него. Покупка бейсбольной команды не являлась реализацией его детской мечты, как в случае с Реем Кроком и Томом Монагеном. Это было частью макропредвидения его доминирования в телевещании посредством использования популярных развлечений, имеющих широкую зону вещания.

“Брейвз” значила для телевещания больше, чем футбольная или баскетбольная команды, и поэтому использование этой команды было основной частью его рассчитанного на долгую перспективу плана. Это Приобретение сработало так хорошо, что он купил баскетбольную команду “Атланта Хоукс” в тот же год, и затем, местные футбольную и хоккейную команды. Его мечта почти сбылась, когда “Брейвз” в Мировой серии 1991 - 1992 годов обыграли все команды, кроме “Миннесота Твинс”, но затем они вновь проиграли “Торонта Блю Джейс”. Тед и Джейн присутствовали на игре, болея за “Брейвз”.
Образ мышления: "Смертельное Желание", "Ставь все"
Тернер в течение всей жизни боролся против того, что он определял как “самый большой страх” - страх смерти. “Тайм” цитировала его: “Если вы сможете перебороть свой страх перед смертью, то сможете.., двигаться вперед намного быстрее”. Тернер был уверен в том, что его убьют или его постигнет какая-нибудь другая безвременная смерть. Это было причиной того, что он совершал все свои завоевания со скоростью, которая тревожила его служащих и которую его семья и друзья считали идиотской. Он дошел до предела со своими навязчивыми идеями и в 80-х начал использовать лекарство литиум, для того чтобы преодолеть маниакально-депрессивное состояние. Это помогло ему в постоянных битвах со “страхом смерти”. Тернер все еще продолжал “ходить по лезвию бритвы”, как настоящий рискованный предприниматель, но литиум немного смягчил его, и он стал лучше относиться к окружающим. Он продолжает утверждать, что самый большой риск - это ничего не делать. Эта философия заставляла его постоянно “играть с огнем” в середине семидесятых и вновь в середине восьмидесятых.

Рискованность предприятий Теда Тернер достигла своего апогея в один сумасшедший период 1976 - 77 гг. Пламенный Тернер создал Суперстанцию для передачи первых телевизионных сигналов через спутник. Затем он купил две профессиональные команды и нашел время для того чтобы выиграть Американский кубок в регате - и все это в течение одного года. Он превзошел самого себя десять лет спустя - в более драматической демонстрации его рискованного образа мышления. Этот пятнадцатимесячный период затмевает любую другую предпринимательскую активность в этой сфере бизнеса корпоративной Америки. Эта мания приобретения длилась в период 1986 - 87 гг. В этот период он приобрел “Эм-Джи-Эм” за 1,4 млрд. дол., комплекс магазинов и отелей “Омани” в Атланте за 64 млн. дол., вложил 500000 дол. в “Беттер Уорлд Сисаети”, получил отказ, предложив 5,4 млрд. дол. за “Си-Би-Эс”. Кроме того, развод с женой Дженни обошелся ему в 40 млн. дол., и 28 млн. дол. были потеряны в “Играх Доброй Воли”. Его рискованные предприятия и мания приобретения напугали самых смелых промышленных магнатов с Уолл-стрит и встретили неодобрение большинства руководителей бизнеса.

Тернер игнорировал всех экспертов, которые говорили, что ему не избежать большой беды. Риск с “Си-Эн-Эн” был самым крупным рискованным предприятием Тернера - ставка в 100 млн. дол., по его оценке, и согласно фундаментальным законам риска и выигрыша, это предприятие стало самой большой его победой. Он рискнул всем, веря в свою идею двадцатичетырехчасовых новостей, и в 1990 году получил полностью заслуженный титул. “Крестный отец кабельного телевидения”. Тернер мечтал о канале двадцатичетырехчасовых новостей и сделал ставку на свою веру. Даже его служащие в середине 1978 положили на его стол плакат, который хорошо демонстрирует степень доверия к его новой идее:
"Пожалуйста, Тед! Не делай этого с нами! Если ты возьмешься за рискованное предприятие такого масштаба, то ты утопишь всю компанию!"

Их рассуждения были здравыми, ведь наверняка большинство людей ни за что бы не поддержали его решение о создании системы вещания двадцатичетырехчасовых новостей. У него не было необходимого капитала для внедрения этого рискованного предприятия. А предполагаемый доход, основанный на сборе по пятнадцать центов в месяц с каждого клиента кабельного канала, мог покрыть только 60 процентов ежемесячных операционных расходов “Си-Эн-Эн”. Более того, эти проекты были рассчитаны на то, чтобы привлечь внимание восьми миллионов абонентов кабельного телевидения. Суперстанция имела на тот момент лишь 2 миллиона постоянных абонентов в 45 штатах - это были уже проверенные на деле данные. Основываясь на этой информации, Суперстанция “Си-Эн-Эн” должна была терпеть убыток, составляющий более миллиона долларов в месяц.

Тед Тернер инвестировал 15 млн. дол. своего личного состояния весной 1980 года и был очень близок к банкротству, когда продал станцию “Шарлотт”, незадолго до запуска “Си-Эн-Эн”. В дополнение к уже вложенным наличным и долгам, он вложил наличными еще 7 млн. дол. из своих личных сбережений для того, чтобы погасить платежную ведомость в эти черные дни 1980 г., незадолго до рождения “Си-Эн-Эн”. Он пережил дату запуска в эфир только для того, чтобы увидеть, как “Си-Эн-Эн” теряла по 2 млн. дол. в месяц в первый год ее существования. Финансовый некролог Тернера писали вновь и вновь на протяжении 1980 - 1981 гг.

Как только “Си-Эн-Эн” состоялась в финансовом плане, Тед вновь стал предпринимать очень рискованные шаги, для того чтобы материалы его программ стали более конкурентоспособными. В марте 1986 он приобрел “Эм-Джи-Эм” за 1,4 млрд. дол., для того чтобы иметь доступ к ее фильмотеке, включавшей в себя 3300 классических фильмов. Его вновь назвали сумасшедшим, еще более громогласно, но на этот раз эксперты оказались почти правы - Тернер слишком близко подошел к банкротству из-за того долга, в который повергло его новое приобретение. Он боролся так, как никогда, и консорциум операторов кабельных систем поручился за него на сумму 568 млн. дол. Это стоило ему контроля над “Тернер Бродкастинг Систем” (“Система телевещания Тернера”). Его контрольный пакет акций с 83 процентов сократился до 43.

Тед до сих пор оправдывает приобретение “Эм-Джи-Эм”. Большинство индустриальных экспертов, которые думали, что он потерял рассудок, не смогли разглядеть в этом его интуитивный гений. Они уверены, что даже учитывая успех, он заплатил слишком много. Аналитики Пол Марш и Бэйтмен Эйчлер воздавали Теду по заслугам в следующей цитате: “Сейчас, в свете резкого возрастания цен на кинотеку, он, Тернер, выглядит гением” (Каучон, “Ю-Эс-Эй Тудей”, 19 марта 1990).

Тед Тернер был постоянно близок к катастрофе на протяжении всей своей деловой карьеры. Его репутация “идущего по лезвию бритвы” всегда находила подтверждение как в бизнесе, так и в личной жизни. После победы в регате на “Американский кубок” в 1977 г., он дал объяснения по поводу тактики, которая необходима для соревнований в спорте и в бизнесе. Он рекомендовал “молниеносным ударом атаковать противника еще до того, как он поймет, что случилось... Это единственная возможность маленькому парню победить большого парня” (Уильямс, 1981).

Тернер следовал своему собственному совету во время гонки “Растает” в Ирландии, когда отказался снизить скорость или убрать паруса во время шторма, в котором погибло пятнадцать человек. Более 70 процентов яхт не добрались до финиша, двадцать пять потерялись во время бури. Тернер был непреклонен в своем стремлении к победе и не обращал внимания на угрозу жизни и риск. “Теннешос” (“Стойкий”) выиграл регату благодаря навыкам, интуиции, упорству, спортивному азарту, бесстрашию и склонности Тернера к риску.

Успех рискованности Уильям Джеймс, признанный величайшим американским преподавателем-философом, дал изящное подтверждение важности риска в жизни и бизнесе:
Мы живем только благодаря ежечасному риску. И иногда достаточно нам заранее поверить в невозможное, чтобы оно свершилось.

Цитата из статьи, появившейся в “Экономисте” в 1989 году, подводит итоги рискованной карьеры Тернера: “Он так часто спасал кажущиеся гибельными предприятия, что многие бизнесмены Атланты и сейчас уверены, что он неуязвим”. Ирония в том, что Тернер сейчас вкладывает деньги в собственные проекты, которые направлены на защиту планеты, и осуждает проявление рискованного поведения. Он чувствует, что планета умирает, и не такой уж медленной смертью, и хочет, чтобы каждый помог исправить существующее положение.

Успех Тернера в бизнесе был основан на образе мышления, связанного с принятием рискованных решений, которые помогали ему оставить всех позади. Утренняя передача о бизнесе “Манди морнинг” сейчас признает блестящие способности Теда Тернера. Его операция с “Си-Эн-Эн” показала путь остальным, кто также начал заниматься передачей новостей по спутнику в 80-х. Их деятельность достигла своего пика во время проведения военной операции “Буря в Пустыне”. Когда в Папу Павла II выстрелили в Риме в 1981 году, “Си-Эн-Эн” первой сообщила об этом. В 1982 году “Тайм” - потенциальный конкурент - дали материал о Тернере и назвали “Си-Эн-Эн” одной из “Большой Четверки”.

По всем показателям, “Си-Эн-Эн” - большая лига новостей.. До недавнего времени в офисах исполнительных руководителей новостных программ телесетей, принадлежащих "Большой Тройке", было по три монитора, настроенных на "Эй-Би-Си", "Эн-Би-Сиа" и “Си-Би-Эс". Сейчас во многих из них установлен четвертый монитор, настроенный на “Си-Эн-Эн" (Виттмор, 1990).

"Ньюсуик” также отдала должное Тернеру, сказав:
"В эпоху играющей в безопасность корпоративной бюрократии, смелые духом, такие как Тед Тернер, становятся быстро развивающимися структурами”.

Журнал “Тайм”, долгое время конкурировавший с Тернером, а недавно ставший инвестором его предприятий, отдал Тернеру дань уважения, назвав его “Человеком года” и поместив на обложку своего выпуска за 6 января 1992 года. “Тайм” назвал его “Принцем Общего дома”.

"Си-Эн-Эн” достигла пика своей популярности и роста, когда в начале 1991 во время военной операции “Буря в Пустыне” оба президента - Буш и Саддам Хуссейн - смотрели только “Си-Эн-Эн”. К 1991 году “Си-Эн-Эн” стала транслировать свои программы в восемьдесят пять стран, сверх того снабжая своими программами обширные рынки Запада и стран Третьего Мира. Осуществление мечты Тернера вещать по всему миру подошло к своему завершению с ярким успехом “Си-Эн-Эн” после почти десяти лет функционирования.

С “Тернер Бродкастинг”, “Хеадлайн Ньюс”, “Си-Эн-Эн” и “Ти-Эн-Ти” станции Тернера привлеки более 30 процентов всех зрителей кабельного телевидения в США, по данным на 1991 год. “Си-Эн-Эн” стал кабельным каналом номер два после “И-Эс-Пи-Эн” и был признан самым значительным делом Тернера. По данным 1991 года, его смотрело шесть миллионов зрителей. Он оказал гораздо большее влияние на создание предсказанного Маршалом Макклахэном “Общего дома”, чем любой другой социальный фактор. “Тернер Бродкастинг” ежегодно приносит 1,8 млрд. дол., причем его организация более чем в два раза меньше других телестанций. Всего лишь десять лет назад его организация была меньше в сто раз. Тернер сказал Дэвиду Фросту в октябре 1991 года, что “Ти-Би-Эс” обойдет другие телесети к 2000 году.

Венцом его работы над организацией, за которую ему пришлось бороться так долго, было присвоение ему в 1988 году престижной “Награды Пола Байта” как “Телевещателю года”. Он был первым предпринимателем, который ее получил. Успех не остановил безудержно рвущуюся к риску натуру Тернера. Остающийся всегда азартным игроком Тед спонсировал “Игры Доброй Воли” в Сиэтле в 1990 году и на этом потерял 26 млн. дол. В октябре 1991 года он приобрел “Ханна-Барбера” за 320 млн. дол., для того чтобы пополнить фильмотеку новыми программами. Он больше не был способен принимать решения единолично. Сейчас он стал обладателем минимальной части пакета акций “Ти-Би-Эс” и должен спрашивать разрешение, чтобы потратить более двух миллионов долларов.

Тед Тернер является настоящим примером дальновидного инноватора и предпринимателя. Гарри Ризоне сказал о Теде Тернере в интервью: “Мне нравится Тед Тернер. Но я ненавижу иметь с ним дело, и ненавижу подобные стремления у самого себя”. В своей новой книге “Перестановка власти” (1990) Алвин Тоффлер описывает “Си-Эн-Эн”, как “возможно, самый влиятельный источник телевизионных новостей в Соединенных Штатах”. Он также говорит:
Тернер намного более дальновиден, чем дюжина или около того неповоротливых баранов средств массовой информации; он произвел революционные изменения в средствах массовой информации и результаты его усилий долго еще будут оказывать влияние во многих странах.

Дух рискованного предпринимательства, которым в высшей степени был одарен Тед Тернер, в значительной степени определялся его чрезвычайно высоким либидо. Плодом его предприимчивости стало состояние в 1,9 млрд. дол. Согласно данным “Форбс”, в списке самых богатых людей Америки за 1992 год он стоит на семнадцатом месте. Он был дважды женат и имеет пятеро детей, большинство которых работает в “Ти-Би-Эс”. Он женился на Джейн Фонда, которая своим свободолюбием походила на самого Тернера. Свадьба состоялась 7 декабря 1991 года, в ее пятьдесят четвертый день рождения, в имении Тернера во Флориде. Ради Теда она бросила сниматься в кино. По ее словам:
"Тед - не тот мужчина, которому достаточно знать, где ты находишься. Ему необходимо, чтобы ты была рядом все время".

Они жили в Атланте, Джорджии и других местах. Что бы ни говорили о Теде Тернере, он обладал способностью предвидеть социальные изменения и имел рискованный образ мыслей и потому сумел воплотить свои мечты в реальность. Мир стал не таким необъятным и лучше информированным благодаря Теду Тернеру; он приблизил к реальности мечту об “Общем доме”. Его любовь к риску разрушила многие барьеры, установленные истеблишментом, и от этого мир стал лучше.

Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика