spacer.png, 0 kB

Рекомендовать сайт

Поиск по сайту

Пользовательского поиска
Advertisement
Advertisement

spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Главная arrow Психология arrow Статьи arrow Если напрягаешься – делаешь не то

Если напрягаешься – делаешь не то

E-mail
(2 голосов)

Как-то по телевизору показывали огромного китайца, который зубами сдвинул несколько нагруженных железнодорожный вагонов. Он страшно напрягся. И вагоны – медленно проползли-таки несколько метров, под шум аплодисментов и восторженные крики зрителей. Возможно, этот китаец даже попал в знаменитую книгу рекордов Гиннеса. А вот щуплый машинист тепловоза, прихлебывая чаек из термоса, заставляет бежать за собой сотни тяжелых вагонов. Можно изящно руководить гигантскими силами, получая максимум выгоды для себя, а можно перенапрягаться, пытаясь уподобиться этим силам, и тоже получать выгоду, но это уже будет совсем другая игра. Часто эти игры путают, и получается стресс. Вот как это бывает в жизни.

Дмитрий выглядел усталым. Плечи опущены, голова поникла. 

– Даже говорить трудно. К концу недели такая усталость наваливается, будто каждый день перетаскивал тонны кирпичей, – говорит он. 

Дмитрий – владелец небольшой фирмы, которая занимается строительством загородных коттеджей. 

– Что же вы делали целую неделю? – спрашиваю Дмитрия, понимая, что кирпичи, скорее всего, таскали его наемные рабочие, а не он. 

Дмитрий начинает свой рассказ. Я его не останавливаю и не перебиваю. Сначала он говорит с трудом, как будто, действительно, ворочает тяжелые камни. Потом увлекается рассказом, начинает говорить легко и даже весело.




– Руководил. Смешно сказать руководил. Я боялся совершить ошибки. Меня охватывала нерешительность. Особенно в понедельник. Куда-то пропал кураж. Я не знал как вести себя с подчиненными. То мне казалось, что я держусь слишком высокомерно и холодно, и им это вредит. То мне казалось, что я чрезмерно допускаю их до себя, и они наглеют и перестают подчиняться.

Я начинал метаться между этими состояниями и не знал как правильно себя вести с ними. И еще боялся потери. Куда-то пропала уверенность, что вложенные в строительство коттеджей кредитные деньги вернуться, и тогда я потеряю все и фирму, и свою квартиру – ведь под ее залог я беру кредитные средства. Раньше, несколько лет назад, этого не было. И у меня все получалось. Была интуиция, и уверенность, что все будет хорошо. А теперь на меня будто опустилось тяжелое покрывало и не дает мне ощущение полета, которое было раньше, когда я чувствовал кураж. Из-за всего этого я испытываю постоянное напряжение, стресс. К концу недели – я выжатый лимон. Еле доползаю до дома. Даже депрессия наступает в субботу. Вместо прогулки с женой всю субботу лежу на диване и пытаюсь привести себя в порядок. Но что-то не очень получается. В голове туман. Мысли ходят по кругу. Все возвращаются в одну точку, где звучит: "Что-то сломалось, что-то сломалось". 

Наконец, Дмитрий останавливает свой монолог. Щеки его раскраснелись. Смотрит на меня с некоторым облегчением. Видно рассказ о своих проблемах снял часть стресса. Такое снятие стресса не дает длительного эффекта, потому что причина стресса не установлена. 

Прибегаю к своему излюбленному приему: мысленно вхожу в образ Дмитрия. Вот я несу груз ответственности. Чувствую его на своих плечах, как некую тяжкую ношу. А моя задача получить ощущение полета и оторванности от земного притяжения. Что тяготит меня? Что не дает волшебного чувства полета? Что я делаю не так? Задаю себе эти вопросы. Ответы несутся со всех сторон. Они вонзаются в меня как стрелы. И застревают в теле. И тут же я понимаю, что стрелы эти есть ВНИМАНИЕ ко мне, идущее отовсюду. Я постоянно нахожусь под прицелом внимания – все что-то от меня требуют. Я всем что-то должен. Работникам – точные указания и ежемесячную зарплату, кредиторам – возврат денег, заказчикам – безукоризненное соблюдение условий договора, фискальным органам отчетности… У меня возникло четкое и ясное желание: поскорее плюнуть на все и сбежать как можно дальше. 

– Как насчет Канарских островов, Мальты, Туниса? Поваляться на пляже, искупаться в море? Понырять с аквалангом? – задаю неожиданный вопрос. 

– Не могу даже позволить себе такой мысли. Хотя, наверное, там бы я быстро пришел в себя. Фирма держит меня. Не могу ни на секунду выпустить ее из поля зрения! 

– Или она вас? 

– Разумеется. И она меня тоже. У меня иногда возникает такое чувство, что я артист цирка, идущий под куполом по проволоке. Одни так и ждут, чтобы я упал и сломал себе шею, а другие хотят, чтобы я не только балансировал на проволоке, но и выделывал на ней всякие трюки. Без меня фирма быстро придет в упадок и разорится. 

– Возможно. Попробуем проделать такой эксперимент. Мысленно отправляйтесь на Канарские острова и отдыхайте себе всласть. А фирму поручите исполнительному директору и дайте ему все полномочия. Готовы? 

Дмитрий облокачивается на спинку кресла, закрывает глаза и отправляется в воображаемый отпуск. Я поддерживаю его в мысленном путешествии. Для придания реалистичности уточняю детали. Дмитрий их находит, придумывает новые. Эти мечтания доставляют ему явное удовольствие. 

Фирма осталась где-то на другой планете. Дмитрий так быстро "улетел" на Канарские острова, что, кажется, забыл назначить исполнительного директора и дать ему необходимые инструкции. Наблюдая за своим посетителем, я не забываю, что несколько минут назад часть внимания его была до предела загружена делами фирмы. Эта часть внимания работала, утомлялась… Она как, разогнанная до большой скорости машина, не может мгновенно остановиться, потому что законы инерции действуют и в физике, и в психике одинаково. Просто на короткое время внимание отвлеклось на другую воображаемую, оторванную от реальной жизни игру. Эта игра долго не может длиться. И точно. Дмитрий скоро открывает глаза и говорит: 

– Нет, не могу быть на Канарах. 

– Почему же не можете? Что с вами сейчас произошло? 

– Сначала все было легко и красиво. А потом пришли беспокойство, тревога и я резко вернулся к тем мыслям и тому состоянию, с которыми пришел к вам. Разве что чуточку стало легче на душе, немного расслабился. Если продолжу быть на "отдыхе" мне станет очень плохо. 

– Дмитрий, я понимаю вас. Но нам с вами надо сделать такие шаги, которые вы, наверняка, не делали, находясь один на один со своим стрессом. Первое, что вы не делали – не воображали себя на Канарских островах вдалеке от фирмы. Второе, что вы явно не делали, так это целенаправленное ухудшение своего психологического состояния. Объясню вам одно очень важное психологическое правило. Заключается оно в следующем. Если вы ДОБРОВОЛЬНО или СОЗНАТЕЛЬНО с помощью медитации сумеете усилить свое негативное состояние, то вы постепенно приобретете власть над ним. И тогда уже не оно будет вами управлять, а вы им. Поэтому предлагаю вам продолжить свой "отдых" на Канарских островах. Считайте, что мы, таким образом, делаем с вами процесс поиска истинных причин вашего стресса. Наберитесь терпения, и вы увидите, как это все работает. 

Дмитрий согласился продолжить воображаемый отдых, который теперь для него уже был не отдыхом, а чистым мучением. Ему явно было не по себе. Через некоторое время спрашиваю его: 

– Поделитесь, Дмитрий, что с вами происходит? 

– Ох, совсем стало плохо мне. Затошнило, голова заболела, какой-то озноб пошел по телу, раздражение появилось, – ответил Дмитрий и посмотрел на меня вопросительно. 

Для меня услышать от клиента слова о появлении телесных или эмоциональных реакций, когда мы делаем психологический процесс – верный сигнал к тому, что мы на правильном пути. Люди, которые впервые приходят на сессию этого не знают и потому, могут напугаться и попытаться уйти с сессии. В этот момент я им объясняю суть процесса, и большинство соглашаются продолжать, хотя им бывает страшновато, но потом не жалеют, потому что приходит облегчение и осознание причин своих проблем. Кое-кто удирает, все попытки объяснить, что мы делаем, не дают результата. Последние слишком глубоко "нырнули" в свои проблемы и для них еще не пришло время выныривать, а точнее всего уже прошло. Не всякого утопленника можно откачать – такова уж суровая правда жизни. К слову сказать, есть еще несколько категорий удирающих с сессии, но об этом расскажу позже. 

Вернемся к Дмитрию. Он из разряда не утонувших окончательно. 

– Так и должно быть. Продолжайте то, что вы делали и рассказывайте, что с вами происходит, – инструктирую Дмитрия. 

Он продолжает свой трудный отдых, даром, что воображаемый. Несколько минут спустя, сообщает: 

– Неприятные ощущения: тошнота, головная боль, озноб почти исчезли. Отдохнуть не получилось, зато кое-что увидел относительно своей фирмы. Было такое странное представление, как будто бы на мне висят все работники моей фирмы, а я их тащу зачем-то по заснеженному полю к лесу, что бы развести костер и согреться. Устал, а тащу. Силы на исходе, а они не желают двигаться сами. Потом я их стряхнул всех, а сам побежал вперед. Так знаете, что произошло? Они побежали быстрее меня. Я-то устал, а они были отдохнувшие. Одним словом, когда понял, что я тащу их всех на себе, стало даже весело, – заулыбался Дмитрий. 

– Как так получилось, – интересуюсь у моего посетителя, – что вы стали заниматься такой силовой акробатикой на фирме? 

– Хороший вопрос, мне и самому интересно знать, почему так вышло, – раздумывает Дмитрий. – Это произошло не сразу. С какого-то момента я стал входить во все мелкие детали производства, и упускать глобальное руководство фирмой. У меня просто не оставалось времени на общие дела. Вот я и загрузился. Последнее время мне казалось, что все делают все не так как нужно. С Канарских островов стало ясно, что я делал не так. Я перестал доверять своим работникам. Мне хотелось делать все за них. 

– Когда это случилось впервые? 

– Ха! Так это же после той истории с главбухом, которая меня подставила! – радостно восклицает Дмитрий. – Совсем забыл было. А ведь меня тогда чуть не заказали, по ее милости. Еле выкрутился. Я ее уволил потом, а с тех пор перестал доверять своим людям, и тогда-то и пошла эта усталость. Тогда пропало ощущение полета и куража. 

– Какие решения вы тогда приняли относительно своих подчиненных? 

– Ну, что никому нельзя доверять. Все нужно проверять до мельчайших подробностей, – начинает перечислять Дмитрий. 

Решения, принятые в момент сильного эмоционального потрясения, во-первых, плохо осознаются впоследствии, а во-вторых, уменьшают возможность гибко действовать в жизни. То есть они становятся своеобразными ловушками, которые мы сами себе ставим. Что и произошло с Дмитрием, когда у него возникла реальная угроза жизни из-за ошибки или злого умысла главбуха. 

Когда общая картина нынешнего состояния Дмитрия прояснилась для меня и, главное, для него, разобраться в деталях не составило особого труда. Мы проделали с ним эту работу.

Когда изменилось его собственное состояние, произошли изменения в фирме. Дела пошли на поправку. Он стал руководить фирмой, а не тащить ее на себе. 

автор: Никита Бликов


Нравится
  
 

Добавить комментарий

Зайдите на сайт чтобы прокомментировать или зарегестрируйтесь.

« Пред.   След. »
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
spacer.png, 0 kB
Републикация наших статей разрешается только при указании активной ссылки на наш сайт
Яндекс.Метрика